Rambler's Top100Astronet    
  по текстам   по ключевым словам   в глоссарии   по сайтам   перевод   по каталогу
 

Когда мы были молодые

Когда мы были молодые

Медаль имени Бенджамина Франклина по физике за 2012 год присуждена Рашиду Алиевичу Сюняеву

Олег Морозов

Академик Рашид Алиевич Сюняев. Родился 1 марта 1943 года в Ташкенте (СССР). Главный научный сотрудник ИКИ РАН, директор Института Астрофизики Общества имени Макса Планка (Гархинг, Германия), Марин и Джон Хендрикс приглашенный профессор Института высших исследований (Принстон, США); главный редактор журнала "Письма в Астрономический журнал", иностранный член Национальной Академии Наук США, Королевского Общества Великобритании, Королевской Академии Наук и Искусств Нидерландов, член Национальной Академии Наук Германии "Леопольдина", почетный академик Академии Наук Республики Татарстан, почетный член Американского Астрономического Общества, иностранный член Американского философского Общества, Филадельфия и Королевского Астрономического Общества Великобритании.

По сообщению пресс-службы Института космических исследований РАН 19 декабря 2011 года Институт имени Франклина, крупнейшего естествоиспытателя, дипломата и общественного деятеля США XIX века, объявил о присуждении медали Франклина по физике за 2012 год академику Рашиду Алиевичу Сюняеву, главному научному сотруднику ИКИ РАН, за "фундаментальный вклад в понимание ранней Вселенной и свойств черных дыр".

Медали имени Бенджамина Франклина (Benjamin Franklin Medal) присуждаются ежегодно по семи дисциплинам – химии, компьютерным наукам, наукам о Земле и окружающей среде, электротехнике, наукам о живом, механике и физике. Медаль имени Франклина – одна из наиболее престижных наград в физике. Первая медаль была присуждена в 1915 году. Среди лауреатов: Нильс Бор (1926), Макс Планк (1927), Альберт Эйнштейн (1935), Стивен Хокинг (1981) и другие всемирно известные ученые. За всю многолетнюю историю этой медали, её лишь дважды получали представители советской и российской науки – Петр Капица (1944), будущий нобелевский лауреат, и крупнейший физик-теоретик Николай Боголюбов (1974). Золотые медали будут вручены лауреатам на ежегодной церемонии Института имени Франклина 26 апреля 2012 года в Филадельфии.

С поздравлениями и расспросами редакция "Электронного Бюллетеня" обратилась к виновнику будущего торжества Рашиду Алиевичу Сюняеву.

Р.А. Сюняев – Большое спасибо за поздравление с присуждением мне Медали Бенжамина Франклина. Пока это только решение комитета, медаль должны вручить только в конце апреля.

– Рашид Алиевич, что Вы скажете в своей ответной речи на церемонии вручения 26 апреля в Филадельфии?

– Обычно нужные слова приходят в голову лишь за день или даже в день церемонии. Они сильно зависят от степени торжественности обстановки, от наличия в зале людей, мнением которых ты сильно дорожишь. Медаль Франклина будет вручаться одному за другим восьми лауреатам, каждый из которых крупнейший авторитет в своей области науки. Важно не повториться.

–Вы обладаете большим количество наград, медалей и признанием всего профессионального сообщества. Нет ли привыкания? Медаль Франклина – очередной шажок, или грандиозное событие лично для Вас?

– Для меня ценность той или иной награды связана в первую очередь с именами людей, которые принимали эту награду до тебя. В этом плане медаль имени Бенжамина Франклина по физике – это что-то особое. Чтобы понять меня, думаю, достаточно посмотреть на созвездие имен величайших физиков и астрономов, уже удостоенных этой награды (список лауреатов можно посмотреть на наградном сайте: здесь и здесь. В следующих номерах редакция "Электронного Бюллетеня" обязательно более подробно опишет всех лауреатов, – прим. редакции "ЭБ").

Очень приятно видеть, что в нем присутствуют имена Петра Леонидовича Капицы и Николая Николаевича Боголюбова. Особо отмечу, что медали были присуждены им в 1944 и 1974 годах – в годы Второй мировой и Холодной войн. Производит впечатление и само имя Бенжамина Франклина, крупного естествоиспытателя, бывшего, кроме того, известнейшим просветителем, дипломатом и политиком Соединенных Штатов на этапе становления этой страны. В Америке это имя знает каждый школьник.

Согласно кратким формулировкам в решениях Комитетов эта Медаль и значительная часть предыдущих наград присуждены:

во-первых, за работы по космологии и по эффекту понижения яркости реликтового излучения в направлениях на скопления галактик, выполненные совместно с моим Учителем Яковом Борисовичем Зельдовичем и/или

во-вторых, за работы по теории аккреции на черные дыры и нейтронные звезды, наиболее известная из которых написана с моим давним другом, ныне профессором МГУ, Николаем Ивановичем Шакурой, когда мы оба были очень молодыми и/или

в-третьих, за результаты рентгеновских наблюдений черных дыр и нейтронных звезд приборами модуля КВАНТ комплекса космической станции МИР и спутника ГРАНАТ и, в частности, за обнаружение необычно жесткого рентгеновского излучения сверхновой 1987А в Большом Магеллановом Облаке, связанного с радиоактивным распадом никеля-56, синтезированного при коллапсе звезды, и превращении его сначала в радиоактивный кобальт-56, а затем в привычное железо. Наша группа в ИКИ (совсем молодые тогда научные сотрудники и аспиранты) смогла обнаружить аномально жесткое излучение сверхновой и доказать, что оно появляется в результате диффузии гамма-квантов распада и многократно повторенного эффекта отдачи при комптоновском рассеянии на относительно холодных электронах. Все эти работы были выполнены в сотрудничестве с учеными Германии, Англии, Голландии и Франции и имели заметный международный резонанс.

Когда пришла новость о Медали Франклина, я был немного ошарашен – эту награду сравнительно редко дают астрофизикам. Она была абсолютно неожиданной. Я до сих пор не только не знаю, но даже и не догадываюсь, кто мог меня номинировать. Естественно, сверлила мысль – а не перебор ли это (в студенческом общежитии мои соседи по комнате знали, что я не могу играть в покер – все было видно на лице). Почему-то успокаивающе действовали знакомые с детства слова Василия Теркина – "Я согласен на медаль".

Вспомнил и своего Учителя с его Тремя Звездами Героя СоцТруда и солидным списком Орденов Ленина, Сталинских, Государственных и Ленинской Премий. Когда редактировал с академиком Семеном Соломоновичем Герштейном второе издание книги воспоминаний о Якове Борисовиче, осознал еще раз, что эти награды давали Я.Б. Зельдовичу дополнительную непотопляемость и возможность помогать другим людям. Ясно, что доживи Яков Борисович до наших дней, он бы собрал замечательный урожай международных наград за свой громадный вклад в современную космологию.




"Когда все получалось и писались работы, за которые присуждена эта медаль".
На фотографии Р.А. Сюняев, 1970-ые годы


Медаль Бенджамина Франклина

Естественно, что я испытываю непростые чувства по поводу всех научных наград, которые были присуждены мне в последние десять – пятнадцать лет. До этого никаких наград у меня не было. Успокаивает, что наблюдения за этот же период из космоса и с поверхности Земли привели к обнаружению на небе эффектов, предсказанных в конце 60-ых и начале 70-ых годов, и широкому признанию полученных тогда результатов. Очень жаль, что Я ков Борисович не дожил и не увидел замечательные результаты, полученные с высотных баллонов БУМЕРАНГ и МАКСИМА-II, удивительно успешных спутников WMAP и ПЛАНК, наземных South Pole Telescope, Atacama Cosmology Telescope, SZ-Array и ряда других сверхчувствительных экспериментов, специально созданных для обнаружения и использования этих эффектов.

Я глубоко благодарен многим сотням астрономов, физиков, инженеров, специалистов в области криогеники и детекторов радио- и субмиллиметрового излучения, потративших десятки лет жизни и сделавших все для того, чтобы предсказанные эффекты стали наблюдаемыми. Наблюдения идут сейчас и со спутников во второй точке Лагранжа в 1,5 миллиона км от Земли (ГЕРШЕЛЬ и ПЛАНК), где яркие и теплые Солнце, Земля и Луна все время находятся по одну сторону спутника, и с самых неприспособленных для жизни мест на Земле (Atacama Cosmology Telescope на высоте 5 км в Андах, Чили и South Pole Telescope на высоте 2800 м на Южном Полюсе Земли в Антарктиде) с рекордно низкой влажностью и турбулентностью атмосферы. Непросто даже думать о том, что аспиранты и молодые постдоки из университетов Чикаго и Беркли остаются контролировать работу SPT в полярную ночь продолжительностью в полгода, когда посадка самолетов на полюсе невозможна (это не то, что писать по ночам теоретические статьи). Наблюдения ведутся столь интенсивно лишь потому, что их результаты могут многое дать для космологии – науки о прошлом, настоящем и будущем нашей Вселенной, и для новой физики, направленной на изучение свойств темной энергии и темного вещества, пока недоступных для исследования в наземных лабораториях.

В мае 1972 года мы с Николаем Шакурой выпустили в Институте Прикладной Математики Академии наук СССР на русском и английском препринт статьи о теории дисковой аккреции на черные дыры. Эта статья вышла в свет в 1973 году и сейчас набрала более 5400 ссылок согласно НАСА АДС. Каждый раз, когда "стандартная" теория аккреции упоминается в связи с присуждением премий, я сильно переживаю, что мой соавтор Николай Шакура не упомянут в числе лауреатов. И у Коли, и у меня много других работ по теории аккреции, написанных совместно или с другими соавторами. Но эта работа самая известная среди них. Если бы я имел право голоса, я бы просил комитеты обязательно наградить и соавторов отмечаемых работ. Спасибо Коле, он присутствовал на всех публичных награждениях, связанных с этой работой, и выступал на последующих научных сессиях.

Важнейшие награды в своей жизни я получил после достижения пенсионного возраста или в предпенсионном возрасте, хотя соответствующие работы были выполнены в достаточно молодые годы – до 30 лет (это естественно для теоретика). Скорее всего, здесь играют роль три момента. Во-первых, учитывается интегральный вклад в науку за всю жизнь, хотя говорится лишь о самых ярких работах, сделанных в молодости. Во-вторых, развитие технологии детекторов субмиллиметрового и радиоизлучения сделало возможным открытие предсказанных с Яковом Борисовичем Зельдовичем эффектов лишь в ходе последних пятнадцати лет – давать премии за неподтвержденные предсказания не принято. И, в-третьих, человек пенсионного возраста обычно выбывает из соревнования за новые результаты по естественным причинам – самое время давать премии.

– Рашид Алиевич, спасибо за Ваш столь содержательный ответ. Наша редакция радуется Вашей награде вместе с Вами!

(Оригинал статьи опубликован в "Электронном бюллетене новостей по солнечно-земной физике" N 1 (139), 2012, с.4–9. В майском номере "ЭБ" предполагается опубликовать наш репортаж с церемонии вручения медали Рашиду Алиевичу Сюняеву в Филадельфии.)

Публикации с ключевыми словами: Сюняев - биография - премия
Публикации со словами: Сюняев - биография - премия
См. также:
Все публикации на ту же тему >>

Оценка: 2.7 [голосов: 84]
 
О рейтинге
Версия для печати Распечатать

Астрометрия - Астрономические инструменты - Астрономическое образование - Астрофизика - История астрономии - Космонавтика, исследование космоса - Любительская астрономия - Планеты и Солнечная система - Солнце


Астронет | Научная сеть | ГАИШ МГУ | Поиск по МГУ | О проекте | Авторам

Комментарии, вопросы? Пишите: info@astronet.ru или сюда

Rambler's Top100 Яндекс цитирования