Rambler's Top100Astronet    
  по текстам   по ключевым словам   в глоссарии   по сайтам   перевод   по каталогу
 

На первую страницу

Глава VI. Что скрывается за вспышками новых звезд? | Оглавление | Глава VIII. Спектры сверхновых во время их вспышек


Глава VII. СВЕРХНОВЫЕ В ДАЛЕКИХ ГАЛАКТИКАХ

Самые яркие вспышки звезд

За пять тысяч лет в человеческой истории сохранились сведения о более чем двухстах ярких вспышках звезд, если ограничиться такими, которые превышали по блеску 3-ю звездную величину. Самые яркие и долго наблюдавшиеся из них были как оказалось, сверхновыми - самым ярким по светимости и редким классом взрывных звезд.

Но до начала нашего столетия астрономы еще не различали новые и сверхновые звезды. На существование звезд, светимость которых в десятки и сотни раз превышает светимость новых звезд, впервые указал шведский астроном К. Лундмарк в 1919 г. Его заключение было основано на изучении спиральных туманностей, в которых к тому времени уже наблюдались вспышки звезд.

Впервые это случилось в 1885 г., когда на обсерватории в Дерпте (теперь-Тарту, Эстонской ССР), Э. Хартвиг обнаружил возле центра большой туманности Андромеды новую звезду, которая в максимуме блеска достигала 5-й величины. В этот момент она была намного ярче деталей окружающей ее туманности, хотя суммарный блеск всей туманности, занимающей на небе эллипс размерами 3o х 2o, на одну звездную величину превосходил блеск новой звезды 1885 г.

В то время природа спиральных туманностей, к которым относится туманность Андромеды, еще не была разгадана. С середины прошлого века конкурировали две гипотезы. Одна, ведущая начало от создателя звездной астрономии В. Гершеля, считала спиральные туманности звездными системами, "островными вселенными", как выражался немецкий естествоиспытатель А. Гумбольдт. Другая предполагала, что все туманности состоят из газа.

Некоторые астрономы думали, что спиральная туманность - это молодая звезда, окруженная газовыми рукавами, в которых зарождаются планеты. Спор о природе спиральных туманностей продолжался до конца первой четверти нашего столетия, пока гипотеза об их газовой природе не была отвергнута наблюдениями с большими телескопами.

Уже с телескопом диаметром 1.5 м в туманности Андромеды стали "открывать" новые, звезды, которые имели обычно 16-ю звездную величину в максимуме, а К. Лундмарк на фотографиях, полученных с этим телескопом, установил, что спиральные ветви туманности содержат множество слабых, находящихся на грани различения звезд. Только в 1925 г., применив телескоп с диаметром зеркала 2.5 м, американский астроном Э. Хаббл полностью подтвердил работу Лундмарка. Эти исследования, как уже ранее говорилось, положили начало внегалактической астрономии.

Но если туманность Андромеды - большая звездная система, то новая звезда, имевшая в максимуме почти такую же светимость, как сама туманность, должна быть колоссальным излучателем энергии, заключил в 1919 г. Лундмарк. К тому времени такие яркие вспышки были уже известны в десяти спиральных и одной неправильной туманности, а советский астроном И.А. Балановский в 1919 г. наблюдал такую вспышку в эллиптической туманности NGC 4486.

Оказалось, что мощные вспышки - не случайность, а распространенное явление. Такие мощные вспышки происходили, очевидно, и в нашей Галактике и наблюдались в древности. Лундмарк обратился к записям о вспышках новых звезд, сделанным со II в. до н. э. китайскими, японскими, европейскими и арабскими летописцами. Такие записи изучали А. Гумбольдт, Ж.Б. Био и Е. Циннер. Но Лундмарк пошел значительно дальше: он отметил, где это было возможно, сколько времени наблюдалась та или иная вспышка, насколько она была яркой и какова достоверность сведений о ней. Он был уверен, что среди отмеченных есть вспышки, аналогичные вспышке в туманности Андромеды. Но какие именно, установить тогда было еще очень трудно. Эту задачу решали еще долгое время и до конца пока не решили.

В 1934 г. В. Бааде и Ф. Цвикки назвали вспышки, подобные случившейся в туманности Андромеды, сверхновыми звездами, а Лундмарк в 1939 г. сформулировал такой определяющий их признак: сверхновыми звездами называются вспышки звезд, которые в максимуме блеска достигают светимостей нормальных галактик (т. е. -21 $\div$ -17 абсолютных звездных величин).

Если сопоставить сверхновые звезды с новыми звездами, то обнаружится целый ряд различий между ними: и по светимостям, и по характеру изменения блеска и спектра, и по свойствам выбрасываемых ими газовых оболочек и центральных звездных остатков, Таким образом, это действительно особая разновидность взрывных звезд, и первоначально, до открытия остатков сверхновых, круг исследований их был практически ограничен вопросами, обычными для переменных звезд: кривыми блеска, амплитудами и абсолютными величинами, спектральными характеристиками и положением сверхновых в галактиках.

Рис. 16. Галактика NGC 4725 за 9 
лет до вспышки (слева) и во время вспышки сверхновой (справа).
Рис. 16. Галактика NGC 4723 за 9 лет до вспышки (слева) и во время вспышки сверхновой (справа).

Правда, Бааде и Цвикки, давая им звучное имя "сверхновых", уже тогда, в поисках причин взрыва такого масштаба, указывали на вероятность гравитационного коллапса и образования нейтронных звезд, предсказанных теоретически советским физиком Л. Д. Ландау в 1932 г. Таким образом, этому классу взрывных звезд предстояло сыграть важную роль в фундаментальных исследованиях астрофизики.

В настоящее время основные сведения о сверхновых в стадии оптической вспышки получают по наблюдениям за ними во внегалактических туманностях (рис. 16). Число их уже превысило 500. Но что происходит с ними позже, когда они исчезают из поля зрения сильнейшего телескопа, стало известно только тогда, когда в нашей Галактике нашли остатки сверхновых.

К сожалению, вспышки сверхновых в Галактике наблюдаются удивительно редко. Последний раз такую вспышку видели перед самым началом телескопической эпохи в 1604 г. Ее наблюдал И. Кеплер, который спустя несколько лет и сконструировал один из первых телескопов. В силу того, в сущности, случайного обстоятельства, что с тех пор мы еще не наблюдали вспышек сверхновых в Галактике, сложилось своеобразное разделение проблем. По внегалактическим сверхновым астрономы изучают оптическую картину вспышки, а по остаткам галактических сверхновых, возрасты которых достигают многих тысяч лет, изучаются поздние стадии развития этого явления. Соответственно этому разграничению, мы сначала познакомимся с оптическим аспектом по интересным представителям внегалактических сверхновых, а далее - с галактическими сверхновыми и их остатками, играющими важную роль в эволюции Галактики и ее межзвездной среды.

Классификация внегалактических сверхновых

Систематическое изучение каждого нового явления обычно начинается с его классификации. Какой же признак - информация о блеске или информация о спектре сверхновой - проще и более пригоден для классификации? Казалось бы, первый. Ведь для оценок блеска звезды и составления по ним кривой блеска годятся обычные телескопы с фотометрическими приборами. При этом оценки блеска возможны, практически, до предельной звездной величины, которая улавливается используемым телескопом. Предельная же величина для спектрографа, установленного на этом же телескопе, в самых лучших случаях на четыре звездных величины хуже, и для получения спектров слабых звезд нужно прибегать к особым техническим ухищрениям.

В действительности же из-за ряда наблюдательных трудностей достаточно представительную кривую блеска сверхновой удается получить редко, а несколько спектров, пока звезда еще яркая - сравнительно часто. И все же кривые блеска были бы единственным выходом, если бы не обнаружилось важных различий в спектрах сверхновых. Это открытие было сделано американским астрономом Р. Минковским в 1940 г. и оказалось эффективной основой подразделения сверхновых на типы. Попытку разделить сверхновые на четыре класса по характеру их кривых блеска сделал в 1944 г. советский астроном П.Г. Куликовский. Он располагал кривыми блеска 23 сверхновых из числа 45 объектов, известных к тому времени. Эта классификация применения не получила. Однако в самые последние годы сложились условия для разработки универсальной классификации сверхновых звезд, сочетающей и спектральные и фотометрические признаки сверхновых. С этой современной классификационной системой мы познакомимся несколькими страницами далее, а сейчас рассмотрим спектральные классы сверхновых.

Изучая спектры сверхновых, Минковский показал, что их можно разделить на две группы и, более того, даже определить по спектру, сколько суток прошло после достижения сверхновой максимума блеска. Таким образом, получение спектрограмм решало сразу две задачи: и классификационную, и задачу определения даты максимума, а последнее немаловажно, так как сверхновая часто открывается уже после того, как она имела максимум блеска.

В чем же заключалась спектральная классификация сверхновых, установленная Минковским? Он обнаружил, что значительная часть сверхновых имеет очень сходные спектры, отличающиеся широкими полосами и отсутствием ярких линий водорода. Их он отнес к I типу. А ко II типу отнесены сверхновые, в спектрах которых отмечались яркие, линии водорода, но в отличие от новых звезд не было запрещенных линий. Минковский упоминал еще о "третьем типе" - нескольких малоизученных сверхновых, но в основном его классификация была, можно сказать, "двоичной": ее составляли "тип первый" и "тип не первый". Казалось бы, сильное упрощение, но двоичная операция весьма универсальна, она в отличие от других не имеет исключений. На ее принципе, как известно, работают логические системы.

Кривые блеска сверхновых I и II типов оказались существенно различными (рис. 17). Сверхновые I типа во многих отношениях проявляют себя более идеальными объектами: у них очень сходны не только спектры, но и формы кривых блеска, тогда как у кривой блеска сверхновой II типа, сверхновых II типа наблюдается значительная пестрота и в спектрах и в формах кривых блеска.

Рис. 17. Кривые блеска сверхновых 
I (вверху) и II (внизу) типа.
Рис. 17. Кривые блеска сверхновых I (вверху) и II (внизу) типа.
По горизонтали отложены фазы в сутках, по вертикали - звездные величины; m - звездная величина максимума блеска, ж - кривая блеска в желтых лучах (визуальная), с - в синих лучах (фотографическая); цифрами обозначены фотометрические классы сверхновых, М - максимум блеска, К - фаза замедления падения блеска сверхновой, L - "плечо" кривой блеска сверхновой II типа.

Рассмотрим кривые блеска сверхновых I типа в синем и желтом свете. Они характерны быстрым подъемом к максимуму и острой формой пика последнего. Затем синяя кривая блеска показывает резкое ослабление на три звездные величины, которое у разных сверхновых длится от трех до шести недель, после чего в точке К происходит "поворот": темп ослабления уменьшается и оно продолжается уже с медленной скоростью, по меньшей мере свыше двух лет. А у желтых кривых блеска заметного излома у точки К нет: ослабление после максимума происходит плавно. Отметим, кстати, что ослабление блеска сверхновой в желтых лучах приблизительно на одну звездную величину меньше, чем в синих, поэтому желтая кривая блеска на рис. 17 проходит выше.

В тех случаях, когда та же сверхновая наблюдалась и в желтых и в синих лучах, можно проследить за изменением ее показателя цвета по мере эволюции сверхновой. Оказывается, что до максимума сверхновая I типа имеет отрицательный показатель цвета, т. е. звезда становится голубой, а затем белой, после максимума она желтеет, и в момент, когда синяя кривая блеска испытывает "поворот" в точке К, сверхновая достигает наибольшего покраснения и снова начинает менять цвет, но уже в обратном направлении, становясь желтой и белой (рис. 18).

Рис. 18. Изменение показателей 
цвета сверхновых с фазой.
Рис. 18. Изменение показателей цвета сверхновых с фазой.
По горизонтали - фаза в сутках, по вертикали - показатель цвета в звездных величинах. Указаны типы сверхновых. К - фаза максимального покраснения, она совпадает с моментом начала замедления падения блеска, отмеченным той же буквой на рис. 17, L - фаза "плеча" у сверхновой II типа.

Синие кривые блеска сверхновых II типа сложнее, чем I типа (рис. 17). Прежде всего, после максимума блеск многих из них медленно уменьшается в течение примерно 70 суток на 2-3 и реже на 4-6 звездных величин, а затем в течение месяца резко падает на 2 величины. Эта смена темпа падения на кривой блеска вырисовывается как "плечо". Весь участок кривой блеска от главного пика до "плеча" является, в сущности, широким несимметричным максимумом кривой блеска. В конце быстрого ската на кривой блеска видна точка (К), после которой падение блеска сверхновой II типа происходит, как и у звезд I типа, медленнее и ровнее. К сожалению, сверхновые II. типа наблюдались реже и лишь в одном случае немногим более года.

Желтые кривые блеска сверхновых II типа, в отличие от I типа, похожи на синие, но характеризуются еще более медленным ослаблением блеска. Показатели цвета у них изменяются с течением времени точно так же, как и у сверхновых I типа, если не считать того обстоятельства, что "плечо" вызывает некоторую заминку в росте покраснения перед достижением его максимума, соответствующего точке К.

Спектральная классификация, являясь всеохватывающей, делит сверхновые только на две группы и не может объяснить, например, разнообразие кривых блеска сверхновых II типа. Явно ощущается потребность надстроить еще один этаж в классификации: сделать ее более детальной с легко определяемым ведущим классификационным признаком, чутким к главным физическим свойствам этих объектов.

Таким критерием может служить скорость падения блеска в синих лучах в течение первых недель после максимума, рассчитанная на 100-суточный интервал (это делается для удобства выражения этой характеристики целыми числами). Эту характеристику мы назовем "фотометрическим классом" сверхновой и будем указывать ее после типа, разделяя их точкой. Например, самая яркая по блеску сверхновая 1885а в туманности Андромеды имеет фотометрический класс I.14, а самая яркая сверхновая II типа в галактике NGC 1313 относится к классу II.4. Для сверхновых I типа фотометрические классы заключены в пределах от 5 до 17, т. е. падение блеска от максимума до точки К у них происходит на 0.05-0.17 звездной величины в сутки, а для II типа выявлены классы от 1 до 10, т. е. ослабление блеска от максимума до конца "плеча" составляет 0.01-0.10 звездной величины в сутки.

Классы с небольшими темпами ослабления блеска удобно называть "младшими", а с большими - "старшими", избегая употребления выражений "быстрый" и "медленный", которые могут создать некоторую путаницу, как мы увидим в следующей главе при выяснении физической сущности фотометрической классификации. Обратим также внимание на то, что введенное нами понятие "фотометрического класса" оказалось пригодным для сверхновых обоих типов и сохранило поэтому универсальность классификации, На рис. 19 изображена схема классификации сверхновых по типам и фотометрическим классам с указанием характерных представителей и числа сверхновых, классифицированных к настоящему времени.

Рис. 19. Схема фотометрической 
классификации сверхновых. Указаны типичные представители сверхновых и число 
обнаруженных сверхновых данного класса.
Рис. 19. Схема фотометрической классификации сверхновых. Указаны типичные представители сверхновых и число обнаруженных сверхновых данного класса.

В случае сверхновых I типа знание фотометрического класса, т. е. темпа ослабления блеска после максимума позволяет, кстати, восстановить форму кривой блеска сверхновой по небольшому наблюдавшемуся ее участку после максимума блеска, захватывающего точку К. В частности, если сверхновая была открыта после максимума, можно установить момент и звездную величину максимума.

В табл. 10 приводятся сведения о самых ярких сверхновых, а также материнских галактиках, как называют звездные системы, где произошли данные вспышки. Для вычисления абсолютной величины сверхновой, приведенной в одном из столбцов, достаточно знать видимый блеск ее в максимуме и расстояние до материнской галактики, которое устанавливается приемами, изложенными в главе II. Как видно из таблицы, абсолютные величины сверхновых I типа в среднем на две величины выше, чем у сверхновых II типа, хотя и среди последних встречаются равные сверхновым I типа по абсолютной величине. И те и другие в максимуме блеска в десятки тысяч раз превосходят по светимости обычные ярчайшие звезды и новые звезды в период вспышки. Несколько сверхновых в максимуме блеска превосходили даже блеск своих материнских галактик.

Таблица 10. Ярчайшие внегалактические сверхновые
СверхноваяМатеринская галактика
ОбозначениеТип и классВремя подъема блеска, суткиВремя начального падения, суткиБлеск в максимуме, mОбозначение, NGCТипВидимая звездная величина, m
видимая величинаабсолютная величина
1885a I. 16 23 21 5 -19 224 Sb 4
1895b I. 7 18 38 8 -21 5253 S0 11
1972e I. 9 19 36 8 -21 5253 S0 11
1937c I. 11 21 29 8 -20 IC 4182 I 14
1954a I. 12 21 21 9 -21 4214 I 10
1920a I. 5 16 42 11 -19 2608 SBc 13
1921c I. 6 17 40 11 -20 3184 Sc 10
1961h I. 8 19 35 11 -20 4564 E 12
1962m II. 4 20 70 11 -18 1313 SBc 11
1966j I. 5 16 45 11 -19 3198 Sc 11
1939b I.17 24 19 12 -19 4621 E 11
1960f I. 8 19 40 11 -21 4496 Sc 13
1960r I. 8 19 40 12 -20 4382 S0 10
1961v II. 10 110 70 12 -18 1058 Sb 12
1963i I. 14 22 21 12 -19 4178 Sc 13
1971i I. 12 21 22 12 -19 5055 Sb 9
1974g I. 8 19 29 12 -19 4414 Sc 11
1909a II. 2 8 70 12 -18 5457 Sc 9
1979c II. 5 25 70 12 -20 4321 Sc 11
1980k II. 5 25 70 12 -20 6946 Sc 10
1980n I. 10 20 31 12 -20 1316 E 10
1981b I. 9 19 34 12 -20 4536 Sb 11

Где и как часто вспыхивают сверхновые в галактиках

В конечном счете нас интересует природа сверхновых, т. е. мы хотим знать, что за звезды взрываются, как происходит этот взрыв, как развивается после взрыва процесс свечения, во что, наконец, превращается взорвавшаяся звезда, и какое значение имеет это явление для эволюции звездных систем.

Для выполнения такой программы нужно провести всестороннее исследование сверхновых. В одних случаях нужны спектральные наблюдения, в других изучение кривых блеска, светимости, а часто и теоретические работы. Пока астрономы, в сущности, находятся только в самом начале исследования.

Одной из загадок пока остается вопрос о том, какие звезды взрываются. Позже мы познакомимся с рядом фактов, которые, по-видимому, говорят о вероятных кандидатах в сверхновые, но пока это лишь предположения. Важно иметь больше наблюдательных данных. Можно надеяться, в частности, что кое-что прояснится, когда мы узнаем, где и как часто вспыхивают сверхновые. В зависимости от этого под подозрением окажутся те или иные категории звезд, а остальные будут исключены из рассмотрения. Постепенно сужая круг возможных объектов, можно таким путем прийти к звездам, которые являются "предками" сверхновых.

В каких же местах галактик чаще вспыхивают сверхновые, что они больше "предпочитают": рукава или области вне их, центральную часть галактики или ее периферию? Впервые это было исследовано в 1944 г. П.Г. Куликовским. Он установил по 31 объекту в спиральных системах, что сверхновые преобладают в рукавах и, по-видимому, избегают центральные области. Эти выводы были полностью подтверждены последующими исследованиями, среди которых выделяется недавняя работа X. Маза (Мексика) и С. ван ден Берга (Канада). Они располагали уже материалом о 84 сверхновых.

В 27 эллиптических галактиках, исследованных теми же авторами, также обнаружилась интересная особенность: вспышки сверхновых преобладали на периферии галактик. Возможно, что в передержанных на снимках центральных областях галактик сверхновые не могут быть замечены, если они уже значительно ослабли, а предыдущие снимки то разным причинам были получены более месяца назад. Но не исключается и другое, что сверхновые в эллиптических галактиках каким-то образом связаны со звездным населением, тяготеющим к периферии этих звездных систем. Таким населением являются звезды, в спектрах которых имеются особенности, свидетельствующие о бедности металлами их оболочек. Это, как мы знаем, говорит о "старости" данных звезд, особенно многочисленных в эллиптических звездных системах.

Изучение размещения сверхновых в галактике осложняется тем, что видя сверхновую на изображении галактики, мы не можем прямо установить, как близка она в действительности к ее главной плоскости. Приходится действовать в обход. Обычно собирают данные о расположении сверхновых относительно видимой большой оси изображений галактик одного и того же типа и по ним строится синтетическая картина. Таким путем вели анализ американский исследователь X. Джонсон с канадцем Дж. Мак-Леодом, а затем наш молодой астроном А.В. Миронов. Они прикинули, как должна выглядеть картина размещения сверхновых на изображении спиральной галактики, если они располагаются тесно к главной плоскости, и как - если они образуют сферический рой или какое-нибудь тело промежуточной формы. Оказалось, что ближе к действительности первый вариант.

Здесь нужно отметить, что сверхновые I и II типов ведут себя различно по отношению к галактикам разных классов. Если сверхновые I типа встречаются в эллиптических, спиральных и неправильных галактиках, то сверхновые II типа найдены только в спиральных галактиках типов Sb и Sc. Чем же вызвана такая "разборчивость" сверхновых?

Самое простое предположение - они относятся к разным звездным подсистемам. Спиральные галактики, мы знаем, имеют богатое звездное население плоской подсистемы: горячие звезды и межзвездный газ, образующие спиральную структуру, а эллиптические галактики этой системой вообще не обладают. Поэтому сверхновые II типа, безусловно, являются представителями плоской подсистемы звезд. Зато сферическая подсистема встречается и в спиральных и в эллиптических галактиках. Поэтому думали, что сверхновые I типа относятся либо к ней, либо к промежуточной подсистеме. Но это противоречит тенденции сверхновых в спиральных системах размещаться вблизи галактических плоскостей. А не принадлежат ли сверхновые I типа в эллиптических системах и некоторая часть их в спиральных к сферическим подсистемам, тогда как большинство сверхновых I типа в спиральных галактиках вместе со сверхновыми II типа относятся к подсистемам плоским? Такую догадку высказал в 1973 г. итальянский астроном Н. Даллапорта. Но подтверждения ее можно было, естественно, ожидать только со стороны теории. И действительно, анализ путей эволюции звезд, вспыхивающих как сверхновые, привел в 1978 г. И.С. Шкловского к заключению, что как сверхновые I типа должны вспыхивать звезды двух совершенно разных возрастов и, следовательно, звездных населений.

Займемся теперь установлением частоты вспышек сверхновых. Очевидно, что в зависимости от частоты под подозрением в причастности к катастрофам сверхновых окажутся многочисленные или, наоборот, редкие по численности категории звезд. Однако задача определения частоты вспышек сверхновых, или значения, обратного частоте, - среднего интервала между вспышками - оказалась весьма сложной.

Первоначальный путь определения частоты вспышек сверхновых был намечен работами Ф. Цвикки, который предложил "патрулировать" области неба, богатые яркими галактиками, чтобы регулярно проверять несколько тысяч галактик, содержащихся в этих областях, и обнаруживать в них сверхновые. Такое патрулирование было им проведено в 1937-1940 гг., а с 1955 г. оно ведется постоянно с участием обсерваторий ряда стран, в том числе и советских. Вот любопытные числа 10-летнего патрулирования 24 участков неба, опубликованные Р. Барбоном: просмотрено 2144 галактики ярче 15.7 величины, найдено 5 сверхновых. Подсчеты показывают, что весь просмотр снимков равносилен непрерывному наблюдению за одной галактикой в течение 14 233 лет. Деля это число на число обнаруженных сверхновых, получим 316 лет - интервал между вспышками в "средней" галактике.

Однако расчет интервала на "среднюю" галактику неверен. Нельзя сваливать в одну кучу галактики разных типов и светимостей. Мы, в сущности, не знаем ни тип, ни абсолютную величину "средней" галактики. Чтобы метод "патрулирования" дал правильные и высококачественные результаты, нужна очень большая работа по исследованию типов и абсолютных величин "патрулируемых" галактик.

С 1960 г. ряд исследователей - С. ван ден Берг (Канада), Ю.П. Псковский (СССР), Ф. Цвикки и А. Тамманн (Швейцария) - отмечали, что сверхновые чаще вспыхивают в более мощных по светимости и массам галактиках. Следовательно, средние интервалы между вспышками сверхновых должны вычисляться с учетом масс или светимостей галактик и их типов. Тамманн в обстоятельном исследовании 1974 г. нашел, что интервал между вспышками сверхновых в галактиках типа Sc равен 1.75 триллиона лет, деленных на массу галактики, выраженную в массах Солнца. Для Sb -галактик тех же масс этот интервал почти втрое больше: 5.3 триллиона лет, а для эллиптических галактик он составляет 143 триллиона лет, деленных на массу галактики. Тамманн провел подсчеты ожидаемых средних интервалов между вспышками сверхновых для ряда галактик Местной группы (табл. 11) и показал, что в туманности Андромеды должно наблюдаться много вспышек, хотя из-за сильного поглощения в ней не все сверхновые обнаружатся. Зато в небольшой спирали в Треугольнике вспышки сверхновых редки и совсем редкость - вспышки в галактиках малых масс.

Таблица 11. Расчет средней частоты вспышек сверхновых в галактиках Местной группы
ГалактикаТипСредний интервал в годах между вспышками
Туманность Андромеды Sb 20
Туманность Треугольника Sc 167
Малое Магелланово Облако I 1 460
Эллиптическая галактика M 32 E 20 000
Карликовая галактика Лев-II E 3 000 000
Наша Галактика Sb 110

Возникает также вопрос, какие сверхновые вспыхивают чаще: I или II типа? Мы знаем, что из почти пятисот сверхновых только около ста классифицировано по типам и большинство отнесено к I типу. В то же время, по абсолютной величине сверхновые I типа на две величины ярче сверхновых II типа. В. Бааде. первый заинтересовавшийся этим вопросом, обратил внимание на то, что в числе 5 сверхновых, обнаруженных при первом опыте патрулирования в галактиках ярче 13-й звездной величины, была только одна II типа, а остальные, видимо, принадлежали I типу. Учитывая абсолютные величины сверхновых того и другого типов, он пришел к выводу, что в действительности сверхновые II типа должны вспыхивать в шесть раз чаще чем сверхновые I типа. Для спиральных галактик это дало бы интервал в 50-100 лет.

В 1973 г. А. Тамманну удалось сделать непосредственный аккуратный подсчет числа вспышек сверхновых I и II типа в объеме, содержащем более 400 галактик. Он получил почти равное соотношение вспышек I и II типа в спиральных системах Sc и Sb.

Продолжающиеся патрульные наблюдения вместе с серьезным совершенствованием метода их использования дадут в дальнейшем более надежные сведения частоте вспышек сверхновых. Кроме того, имеется еще один важный путь изучения частоты вспышек - это изучение сверхновых в нашей Галактике. Здесь имеется несколько интересных возможностей, с которыми мы познакомимся в последующих главах.


Глава VI. Что скрывается за вспышками новых звезд? | Оглавление | Глава VIII. Спектры сверхновых во время их вспышек

Публикации с ключевыми словами: новые звезды - Сверхновые - остаток Сверхновой - Пульсар
Публикации со словами: новые звезды - Сверхновые - остаток Сверхновой - Пульсар
См. также:
Все публикации на ту же тему >>

Оценка: 3.4 [голосов: 151]
 
О рейтинге
Версия для печати Распечатать

Астрометрия - Астрономические инструменты - Астрономическое образование - Астрофизика - История астрономии - Космонавтика, исследование космоса - Любительская астрономия - Планеты и Солнечная система - Солнце


Астронет | Научная сеть | ГАИШ МГУ | Поиск по МГУ | О проекте | Авторам

Комментарии, вопросы? Пишите: info@astronet.ru или сюда

Rambler's Top100 Яндекс цитирования