Rambler's Top100Astronet    
  по текстам   по ключевым словам   в глоссарии   по сайтам   перевод   по каталогу
 

На первую страницу

Государственный Астрономический Институт имени П.К. Штенберга

Л.Н. Бондаренко, Д.Я. Мартынов

1973


ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Государственный астрономический институт имени П. К. Штернберга совместно с тремя астрономическими кафедрами физического факультета Московского университета является вторым после Пулковской обсерватории большим научным коллективом советских астрономов. Институт сформировался в процессе почти стопятидесятилетней научной и педагогической деятельности астрономов Московского университета.

Преподавание астрономии в Московском университете велось еще в восьмидесятых годах XVIII столетия, но научная деятельность в области астрономии начинается с 1824 г., когда в университет был приглашен математик и астроном Д. М. Перевощиков – талантливый преподаватель, впоследствии автор ряда университетских учебников по астрономии, теоретик в области небесной механики, общественный деятель и популяризатор.

В 1831 г. в районе Пресни была построена университетская астрономическая обсерватория, а в последующие годы приобретены и установлены меридианный круг Репеольда и 270-миллиметровый рефрактор Мерца, на которых долгое время, вплоть до наших дней, работали московские астрономы.

Последовательно во главе обсерватории стояли:

A. Н. Драшусов, Б. Я. Швейцер, М. Ф. Хандриков, Ф. А. Бредихин и В. К. Цераский. Ф. А. Бредихин (1831–1904) знаменит своими работами по механической теории кометных форм, которую он развивал в течение многих лет. Ему принадлежит много ценных идей о происхождении комет, о связи их с метеорами и т. п.

B. К. Цераский (1849–1925) был одним из первых, применявших фотометрию к астрономии. Он усовершенствовал конструкцию поляризационного астрофотометра и произвел измерение блеска многих звезд, а также определил звездную величину Солнца и нижнюю границу температуры его поверхности. В 1885 г. он открыл существование серебристых облаков.

Рис. 1. П. К. Штернберг во время экспедиции по
наблюдению полного солнечного затмения
(1914 г., Феодосия)

С 80-х годов XIX столетия систематически начали; выходить публикации Московской обсерватории – ее "Анналы". Обсерватория была значительно расширена, а ее оборудование почти полностью обновлено: в 1895 г. приобретена изготовленная по проекту Цераского экваториальная камера с апланатом Штейнгеля (диаметр объектива 97 мм); в 1900 г. установлен 15-дюймовый астрограф с двумя объективами братьев Анри на параллактической установке Репсольда; в 1903 г. установлен 7-дюймовый рефрактор с объективом апохроматом и модернизован меридианный круг Репсольда. В эти годы начались систематические открытия (Л. П. Цераская) и наблюдения (С. Н. Блажко) переменных звезд, а также фотографические наблюдения двойных звезд (П. К. Штернберг), исследования изменяемости широты, гравиметрическое изучение Московской области (П. К. Штернберг). С 1896 г. на обсерватории начал работать С. А. Казаков, который вел наблюдения на меридианном круге и занимался вопросами теоретической астрономии. В 1905 г. здесь начал работать И. Ф. Полак, изучавший движение комет и кометные формы, а с 1910 г. – И. А. Казанский, много занимавшийся астрофотографией и гравиметрическими определениями. Оставленный при университете в 1912 г. А. А. Михайлов разрабатывал теорию затмений и помогал П. К. Штернбергу в гравиметрических наблюдениях.

Рис. 2. Панорама высокогорной станции ГАИШ в горах Заилийского Алатау,
в 50 км от г. Алма-Аты, зима 1965 г.

Заслуженный профессор астрономии Московского университета П. К. Штернберг был назначен в 1916 г. директором обсерватории. П. К. Штернберг был членом партии большевиков с 1905 г., одним из руководителей подпольного Военно-технического бюро. В 1917 г. он был в гуще Октябрьского восстания в Москве и руководил одним из самых ответственных его участков – Замоскворедким. После революции он вел большую партийную и государственную работу. Партия назначает в 1918 г. П. К. Штернберга комиссаром 2-й армии Восточного фронта, а затем – комиссаром всего фронта. Зимой 1919 г. он простудился во время переправы через Иртыш и был привезен тяжелобольным в Москву, а 3 февраля 1920 г. его проводили в последний путь.

Рис. 3. Панорама Крымской станции ГАИШ, 1969 г.

В 1922 г. при университете был создан Астрономо-геодезический научно-исследовательский институт (АГНИИ), базой которого стала Московская обсерватория. Первым директором АГНИИ был С. Н. Блажко, астроном широкого кругозора, превосходный знаток астрономических инструментов и основной преподаватель общих курсов. Он был выдающимся наблюдателем переменных звезд, особенно короткопериодических цефеид, в процессе исследования которых им был открыт эффект, названный его именем.

Отличительной чертой университетской астрономии всегда был широкий охват почти всех разделов астрономии своего времени. В те годы астрометрию и небесную механику в Московском университете представлял проф. С. А. Казаков. А. А. Михайлов и И. А. Казанский развивали работы П. К. Штернберга по гравиметрии. С. В. Орлов продолжал работы Ф. А. Бредихина по изучению кометных форм, Ф. Н. Красовский успешно занимался высшей геодезией.

Рис. 4. Сотрудники отдела физики Луны и планет за работой
с полной картой и глобусом Луны

В эту же пору в Московской обсерватории появились молодые ученые: П. П. Паренаго, работавший над изучением переменных звезд, Б. А. Воронцов-Вельяминов, приступивший к исследованиям планетарных туманностей, новых и горячих звезд, Е. Я. Бугославская, которая продолжала фотографические наблюдения двойных звезд и совершенствовала методы фотографической астрометрии.

Рис. 5. В. И. Мороз у инфракрасного спектрометра,

смонтированного на 125-см рефлекторе Крымской

станции ГАИШ

При МГУ возникла московская гравиметрическая школа. Помимо теоретических задач, связанных с определением фигуры Земли, измерения силы тяжести, проводившиеся во время маятниковых экспедиций, были необходимы для гравиметрической разведки полезных ископаемых. За шесть лет (1926–1931) под руководством А. А. Михайлова, И. А. Казанского, Л. В. Сорокина было проведено семь гравиметрических экспедиций, в том числе в район Курской магнитной аномалии и в нефтеносные районы Каспия. Л. В. Сорокин был талантливым конструктором гравиметрических приборов. Он первым в нашей стране (и вторым в мире) построил приборы для определения силы тяжести на море, в подводном и надводном плавании. Его работы в 1951 г. были удостоены Государственной премии. Среди молодых помощников А. А. Михайлова и Л, В, Сорокина были такие, ставшие впоследствии крупными учеными, как М. С. Зверев, М. С. Молоденский, Н. Н. Парийский, В. В. Федынский.

Рис. 6. Измерения силы тяжести в Антарктике

Параллельно с АГНИИ в Москве существовал Государственный астрофизический институт. Директором института долгие годы был В. Г. Фесенков, яркий представитель астрофизики. Первоначально Астрофизический институт не имел в Москве никакой наблюдательной базы. В 1925 г. под Москвой, в Кучино, была создана наблюдательная станция, которая уже в 1930 г. вполне заслуженно была переименована в Кучинскую астрофизическую обсерваторию.

В Астрофизическом институте получили широкое развитие фотометрические и колориметрические работы в применении к самым разнообразным астрономическим и геофизическим объектам. В. Г. Фесенков проявлял большой интерес к теоретическим вопросам космогонии солнечной системы и был выдающимся экспериментатором, создавая новые конструкции фотометров. Им были организованы широкие фотометрические исследования физических свойств земной атмосферы, отражательных свойств поверхности Луны и различных земных пород, а также фотометрия звезд и туманностей.

Рис. 7. Обсерватория на Красной Пресне

Особое место в развитии московской астрономической школы занял теоретический отдел (В. А. Костицын, В. В. Степанов, Н. Д. Моисеев, Г. Н. Дубощин, Б. М. Щиголев). Его тематика отличалась большим разнообразием: от внутреннего строения звезд до формы спиральных ветвей галактик. Главное внимание уделялось вопросам космогонии и методам неклассической небесной механики. Разработку научной космогонии в Астрофизическом институте возглавил Н. Д. Моисеев, занимавшийся ревизией и реконструкцией классических теорий происхождения комет. Г. Н. Дубошин занимался вопросами неклассической небесной механики и ее методами, как, например, движением в сопротивляющейся среде, движением точки переменной массы, движением точки под действием центральной силы, зависящей от времени, и т. п.

Рис. 8. 15-дюймовый астрограф обсерватории

на Красной Пресне

В Астрофизическом институте широко проводились вычислительные работы по звездной статистике (В. Г. Фесенков, Р. В. Куницкий, Н. Н. Парийский, К- Ф. Огородников), разработка теории статистических методов (Б. М. Щиголев), совершенствование механической теории кометных форм и ее применения (С. В. Орлов, Н.Д.Моисеев). С. К. Всехсвятский составил и опубликовал генеральный каталог абсолютных яркостей комет, Б. А. Воронцов-Вельяминов выдвинул и развил идею о вращении кометных ядер.

Под руководством А. А. Михайлова проводилась работа по предвычислению солнечных затмений. В 1927 г. институт успешно провел экспедицию по наблюдению полного солнечного затмения в Швеции. А. А. Михайлов приступил к работам по наблюдательной проверке эффекта Эйнштейна – отклонения луча света в поле тяготения Солнца.

За 9 лет существования Астрофизический институт издал пять томов "Трудов". По инициативе института с 1924 г. начал издаваться "Астрономический журнал", вскоре ставший основным печатным органом советских астрономов.

Существовавшие в Москве три астрономических учреждения (АГНИИ, Астрономическая обсерватория МГУ и Астрофизический институт) со сходными задачами и даже с некоторым числом общих сотрудников были летом 1931 г. объединены в один институт – Государственный астрономический институт им. П. К. Штернберга (ГАИШ) при МГУ. Институт сохранил основные научные направления вошедших в него учреждений. Это были: физика Солнца и звезд, переменные звезды, строение и кинематика Галактики, определение точных координат и собственных движений звезд, Служба времени, изучение движения полюса Земли, физика комет и метеоров, космогония, качественные методы небесной механики, изучение фигуры Земли и гравиметрия. К концу 30-х годов ГАИШ стал крупным научным институтом, занятым актуальными проблемами науки и широкой подготовкой молодых специалистов.

Рис. 9. Панорама обсерватории на Ленинских горах

Великая Отечественная война нарушила нормальную деятельность института. Многие сотрудники ГАИШ были мобилизованы в ряды Советской Армии или добровольно пошли в московское ополчение. Шестого октября 1941 г. большая группа сотрудников и все необходимое оборудование были эвакуированы в г. Свердловск, где развернулись наиболее нужные для народного хозяйства и обороны Служба времени и Служба Солнца. Были организованы специальные вычислительные работы для штурманской службы ВВС и Морского Флота. В то же время оставшиеся в Москве сотрудники ни на один день не прекращали передач широковещательных сигналов времени.

Небольшая группа московских астрофизиков еще в сентябре 1941 г. выехала в г. Алма-Ату для наблюдений полного солнечного затмения. Несколько членов этой экспедиции (В. Г. Фесенков, Н. Н. Парийский, Б.А.Воронцов-Вельяминов) организовали в г. Алма-Ате новую астрофизическую обсерваторию – Астрофизический институт АН Казахской ССР, успешно работающий до настоящего времени.

В 1943 г. в Москву возвратились ГАИШ и астрономические кафедры университета. Но многие их сотрудники погибли на фронтах Великой Отечественной войны. Их имена коллектив института не забывает: талантливый исследователь переменных звезд, старший научный сотрудник Н. Ф. Флоря, лаборанты В. В. Хмелев, Е. А. Субботин, В. А. Верменко, Г. О. Затейщиков, аспиранты П. В. Соколов, С. В. Шаповаленко, А. Г. Пирог и студенты Герой Советского Союза Е. М. Руднева и Б. С. Горский.

Нормальная работа ГАИШ быстро восстановилась до своего довоенного уровня и продолжала развиваться в ранее определившихся направлениях. Большое строительство, начавшееся в Москве, сильно затруднило астрономические наблюдения на Краснопресненской обсерватории. Работа Кучинской обсерватории, где вскоре после окончания войны были установлены 40-см астрограф и горизонтальный солнечный телескоп, лишь_ частично разрешила эту трудность.

Решение о строительстве на Ленинских горах нового здания Московского университета и большого числа научных и научно-вспомогательных учреждений предусматривало также строительство и оборудование новой -обсерватории близ главного здания университета. Это открыло перед московскими астрономами большие возможности как в отношении сотрудников, так и в отношении приобретения новых, отвечающих современным требованиям, инструментов.

Рис. 10. Максутовский 250-мм телескоп АЗТ-6

Оригинальными во всех отношениях были новые инструменты: широкоугольный астрограф АФР-1, разработанный проф. Е. Я. Бугославской, и 180-мм меридианный круг АПМ-4 с фотографической регистрацией, созданный под руководством В. В. Подобеда. Были построены по заданиям Б. А. Воронцова-Вельяминова 70-см параболический рефлектор и 50-см менисковый телескоп системы Максутова. Г. Ф. Ситник разработал техническое задание на постройку вертикального солнечного телескопа АТБ-1. Оборудование ГАИШ обогатилось двумя новыми пассажными инструментами отечественного производства и рядом первоклассных маятниковых часрв. В 1955 г. был установлен 20-см визуальный рефрактор АВР-1. В 1957 г. институт приобрел превосходный 180-мм зенит-телескоп, а в 1959 г. – 250-мм фотографическую зенитную трубу. Лабораторное оборудование ГАИШ в 1953–1956 гг. пополнилось большим количеством приборов: спектрографами, микрофотометрами, измерительными машинами, хронографами и т.п., а также мелкими астрономическими инструментами. Несколько позже были приобретены счетно-аналитические вычислительные машины.

Рис. 11. Целостатная часть вертикального солнечного
телескопа АТБ-1

С 1955–1956 гг. ГАИШ вступил в новый период своего существования в обширных помещениях на Ленинских горах, располагая множеством уникальных астрономических инструментов, хотя и не крупнейших по размерам, но в достаточной мере современных. Штат его пополнился новыми научными сотрудниками, преимущественно молодежью, окончившей Московский университет.

Сначала здания МГУ и ГАИШ были расположены на окраине Москвы, но постепенно город стал обтекать Ленинские горы, огромные освещенные здания и улицы с их огнями окружили институт. Фотографические работы со светосильными инструментами стали практически невозможны. Дальнейшее развитие Кучинской обсерватории тоже потеряло смысл, так как западная половина кучинского неба стала недопустимым образом освещена огнями Москвы. Для Кучино единственно возможными остались наблюдения Солнца.

Все эти обстоятельства требовали выноса из Москвы части инструментов, в первую очередь астрофизических. Летом 1957 г. в связи с выполнением нескольких тем ллана Международного геофизического года ГАИШ организовал высокогорную экспедицию в район Большого Алма-Атинского озера, в 50 км от г.  Алма-Аты, на высоте около 3000 метров над уровнем моря. Первые два года работы этой экспедиции были настолько обнадеживающими в отношении ясной погоды и высокой прозрачности, что эта экспедиция превратилась в постоянно действующую высокогорную станцию ГАИШ. В 1957-1958 гг. там были установлены: небулярный спектрограф Н. Н. Парийского для изучения противосияния, горизонтальный солнечный телескоп со спектрографом ДФС-3 и инфракрасным спектрометром ИКС-6 и бесщелевой рефлектор-спектрограф АСИ-5. В 1966–1970 гг. на станции были установлены 48-см зеркальный телескоп АЗТ-14 и рефрактор-кудэ фирмы "Оптон" (ФРГ) с На-фильтром.

В начале 50-х годов в Ленинграде для ГАИШ заканчивалась постройка 125-см рефлектора ЗТЭ (сконструированного по техническому заданию, разработанному в Энгельгардтовской обсерватории). Поскольку установка этого телескопа в Москве была нецелесообразной, было принято решение строить южную наблюдательную станцию ГАИШ в горном Крыму, рядом с Крымской астрофизической обсерваторией АН СССР. Этот план начал осуществляться с 1958 г. при поддержке и активной помощи со стороны дирекции КрАО АН СССР. Туда были сначала перевезены из Кучино 40-см астрограф и из Москвы 50-см менисковый телескоп. В 1961 г. был установлен 125-см рефлектор (ЗТЭ), в 1965 г. – 48-см зеркальный телескоп АЗТ-14, а в 1969 г. – 60-см рефлектор Цейсса.

Московская обсерватория на Ленинских горах больше не пополнялась крупным оборудованием. Из более ценных приобретений следует отметить ирисовый микрофотометр и два экземпляра полуавтоматической измерительной машины "Аскорекорд", оказавшиеся очень полезными в практике кафедры звездной астрономии и астрометрии, 30-см рефрактор Цейсса и для Службы времени четыре экземпляра кварцевых часов. В 1970 г. для вычислительной лаборатории ГАИШ была приобретена ЭВМ "Наири-2", а в 1972 г. – ЭВЦМ "БЭСМ-4".

В ближайшем будущем ГАИШ предполагает приступить к организации современного типа обсерватории в Средней Азии в высокогорных условиях (на высоте 2500 м) в месте с большим числом ясных ночей и идеальным качеством изображений звезд. Место для обсерватории выбрано на основе специально проводившихся в течение ряда лет экспедиционных исследований астроклимата по методу, разработанному в ГАИШ, с помощью специально созданных приборов нового типа.

ГАИШ принимает участие совместно с АН СССР в строительстве радиотелескопа РАТАН-600 в Краснодарском крае. Телескоп станет базой для организации радиоастрономических наблюдений.

ГАИШ КАК НАУЧНО-УЧЕБНЫЙ ЦЕНТР

Преподавание астрономии в МГУ всегда было связано с научной деятельностью астрономической обсерватории. Наличие большого научного коллектива ГАИШ дает возможность готовить специалистов по ряду отраслей астрономии. В 1935–1938 гг. были созданы кафедра астрофизики, кафедра гравиметрии, кафедра звездной астрономии и кафедра небесной механики. Существовавшая ранее кафедра астрономии стала кафедрой астрометрии. Все эти кафедры и ГАИШ в целом входили в состав механико-математического факультета в качестве астрономического отделения. В дальнейшем (в 1956 г.) астрономическое отделение перешло на физический факультет. В 1954 г. произошло слияние кафедры небесной механики и кафедры гравиметрии, а в 1964 г. – кафедр звездной астрономии и астрометрии.

Рис. 12. Параболический 70-см рефлектор АЗТ-2

Ежегодно астрономическое отделение оканчивают примерно 25 человек, а в аспирантуре обучаются около 30 человек. Основными учебными предметами университетского курса являются: общая астрономия, сферическая астрономия, общая астрометрия, общая астрофизика, теоретическая астрономия, звездная астрономия, геофизика, основы гравиметрии. Аспиранты специализируются по специальностям: астрофизика, радиоастрономия, звездная астрономия, астрометрия, небесная механика и гравиметрия. Ежегодно на астрономическом отделении обучаются около 10 иностранных студентов и аспирантов и 3–4 стажера. Сотрудниками института и кафедр написано около 100 учебников, учебных пособий, монографий и популярных книг по различным областям астрономии. За цикл учебников С. Н. Блажко в 1952 г. была присуждена Государственная премия.

С 1954 г. определилась организационная структура ГАИШ, которая в основном сохранилась и до настоящего времени. Научная деятельность ГАИШ осуществляется в следующих отделах: звездной астрофизики, радиоастрономии, физики Солнца, физики Луны и планет, изучения строения Галактики, физики звезд и туманностей, переменных звезд, астрометрии, Службы времени, теоретической астрономии, гравиметрии, а также на наблюдательных базах института: Крымской, Алма-Атинской и Кучинской.

Преподаватели астрономического отделения принимают участие в научной работе института и в свою очередь сотрудники ГАИШ принимают активное участие в учебном процессе. Как было сказано, астрономическое отделение в настоящее время состоит из трех кафедр: астрофизики, звездной астрономии и астрометрии, небесной механики и гравиметрии.

Рис. 13. Широкоугольный астрограф АФР-1

Штат сотрудников ГАИШ непрерывно рос в основном за счет молодежи, воспитанной в МГ-У. В год образования института (1931) в нем насчитывалось всего 37 сотрудников, к началу 1973 г. численность штатного персонала ГАИШ и астрономического отделения составила уже 370 человек, из них: профессоров и докторов наук – 17, доцентов и кандидатов наук – 72, научных работников – 170. Имея постоянный приток молодых научных кадров из оканчивающих Московский университет, ГАИШ в свою очередь отдавал своих высококвалифицированных сотрудников в другие учреждения. В 30-х годах оставили работу в ГАИШ С. К. Всехсвятский, К. Ф. Огородников, Р. В. Куницкий, возглавившие кафедры астрономии в различных вузах. На работу з геофизические организации перешли ныне члены-корреспонденты АН СССР М. С. Молоденский, Н. Н. Парий-ский, В. В. Федынский. В послевоенное время академик

B. Г. Фесенков стал директором Астрофизического института АН КазССР. Покинули ГАИШ ныне академики А. А. Михайлов и А. Б. Северный, члены-корреспонденты АН СССР М. С. Зверев, Э. Р. Мустель, В. Е. Степанов, доктора наук А. Г. Масевич, Б. Ю. Левин,

C. М. Полосков, В. С. Сафронов. Только за последние годы во вновь организованный Институт космических исследований АН СССР и другие учреждения перешли б докторов наук и 12 кандидатов. Процесс передачи высококвалифицированных ученых в другие институты продолжается непрерывно. Конечно, это несколько замедляет рост института, но, рассматривая себя как "всесоюзную кузницу" астрономических кадров, ГАИШ мирится с таким положением.

Большинство направлений научной деятельности института развивается со времени его образования. Разрабатываются почти все основные проблемы современной астрономии от физики Луны, Земли и планет до внегалактической астрономии и космологии. Большой объем работ связан с программой исследования космоса с помощью ракет и спутников. По разработке ряда научных направлений ГАИШ занимает ведущее место в СССР и в мировой науке.

Рис. 14. Зенит-телескоп АПМ-2

Астрофизические исследования. Одной из старейших астрофизических тем института является физика Солнца. Вскоре после Великой Отечественной войны в Ку-чинской обсерватории под руководством проф. Г. Ф. Ситника была осуществлена основанная на электровакуумной печи модель абсолютно черного тела, которая как эталон легла в основу многочисленных работ по измерениям излучения Солнца в абсолютных единицах. В последующие годы черное тело служило ГАИШ и другим учреждениям в качестве метрологического стандарта для калибровки вторичных эталонов излучения. Наблюдения Солнца ведутся в Москве на башенном телескопе АТБ-1, в Кучино – на горизонтальном солнечном телескопе, на высокогорной станции – на рефракторе кудэ с На-фильтром и на горизонтальном солнечном телескопе. Изучаются физические свойства атмосферы Солнца и активных образований на основе разработанного метода интерпретации мультиплетных линий спектра Солнца. Проводится исследование структуры активных образований в солнечной атмосфере в различные периоды их развития и на различных высотах в атмосфере. Работы по исследованию распределения энергии в непрерывном спектре Солнца расширены в инфракрасную область спектра до 5 мкм. Разрабатываются различные модели и изучается строение фотосферы, хромосферы и отдельных образований солнечной поверхности. Тесно связаны с исследованием Солнца работы по атмосферной оптике, а именно: изучение теллурических линий, прозрачности и оптической неустойчивости атмосферы Земли.

Московские астрономы с 1927 г. успешно наблюдали солнечные затмения, для чего организовывались экспедиции в наиболее благоприятные районы мира. В центре внимания находились солнечная корона и хромосфера, их структура, форма и внутренние движения в короне. В послевоенное время появился ряд теоретических работ И. С. Шкловского, посвященных солнечной короне, сыгравших видную роль в окончательном утверждении концепции "горячей короны".

Большой цикл работ на основе применения теории магнитогидродинамики к астрономическим явлениям выполнен С. Б. Пикельнером. Им объяснен широкий класс явлений, наблюдаемых на поверхности Солнца: конденсация газа в протуберанцах, возникновение различных хромосферных структур (спикул, волокон, "хромосфер-ной сетки"), механизм образования активных областей.

С. Б. Пикельнер предложил единую картину нагрева межзвездного газа космическими лучами низкой энергии, под его руководством изучаются физические условия в межзвездном газе, образование межзвездных облаков и другие свойства межзвездного газа. Им рассмотрено влияние магнитных полей на структуру спиральных ветвей галактик, процессы звездообразования и их связь со спиральной структурой и морфологией галактик.

В 1954 г. в институте был создан отдел радиоастрономии. Под руководством И. С. Шкловского проводятся различные теоретические работы по исследованию

природы источников космического радиоизлучения: радиогалактик, квазаров, пульсаров, остатков вспышек сверхновых. Выполнен анализ физических условий во внегалактических радиоисточниках и поведения в них релятивистских электронов и разработана новая теоретическая модель радиопеременных структур этих источников (В. Н. Курильчик).

Рис. 15. Пассажный инструмент с фазовой
фотоэлектрической установкой

За последние годы в отделе значительно возрос объем экспериментальных работ. Создана высокочувствительная приемная аппаратура и на ряде антенн Советского Союза проводятся измерения потоков от источников радиоизлучения в различных диапазонах длин волн. Ведется работа по обзору неба с целью выявления новых радиоисточников на волне 3.5 сантиметров и исследуется их переменность. Проводятся наблюдения планет и некоторых галактических источников в малоисследованном миллиметровом диапазоне спектра с помощью высокочувствительных болометрических и полупроводниковых приемников. На аппаратуре, созданной для исследования источников радиоизлучения в линии ОН, с 1969 г. ведутся совместные с французскими учеными наблюдения на Медонской обсерватории. Совершенствуются бортовые приемные устройства для внеатмосферных исследовании сверхдлинноволнового космического радиоизлучения.

В отделе радиоастрономии под руководством В. Г. Курта с аппаратурой, устанавливаемой на борту искусственных спутников Земли и на поверхности Луны, изучается ультрафиолетовое и рентгеновское излучение различных космических объектов. Определяется спектр излучения, переменность потока, угловые размеры и координаты рентгеновских источников. Кроме того, при помощи приборов, устанавливаемых на автоматических межпланетных станциях, исследуется распределение нейтрального водорода и кислорода в окрестностях Земли, Венеры, Марса и в межпланетном пространстве. Во время полета АМС "Венера-4" было открыто существование водородной короны Венеры.

С 1954-1957 гг. значительное развитие получили методы электронной телескопии с использованием электронно-оптических преобразований и эталонов Фабри – Перо в применении к наблюдениям весьма слабых астрономических объектов (П. В. Щеглов). Для выяснения строения и протяженности геокороны изучалось свечение ночного и сумеречного неба в отдельных линиях, главным образом в линии Н". Ведутся спектральные наблюдения газовых туманностей с целью изучения движения в них газа. На Крымской станции ГАИШ Э. А. Ди-бай выполнил исследование кометообразных туманностей, определил их физические параметры и провел их морфологическую классификацию. На 125-см телескопе ведутся систематические спектральные наблюдения внегалактических объектов, сейфертовских галактик, квазаров, радиогалактик, остатков вспышек сверхновых с целью изучения происходящих в них нестационарных процессов (Э. А. Дибай, В. Ф. Есипов и др.).

Под руководством Д. Я. Мартынова с 1956 г. изучаются тесные двойные звездные системы и звезды с эмиссионными линиями методами электрофотометрии и спек-трофотометрии с привлечением современных математических методов обработки данных наблюдений. В частности, разработан и успешно применен метод исследований параметров затменных двойных звезд путем решения интегральных уравнений для потери блеска с примене-. нием ЭВМ (А. М. Черепащук)! Исследуется распределение энергии в звездных спектрах_(И. Н. Глушнева).

В 30–50-х годах в ГАИШ развивались теоретические работы по физике звезд, в частности по исследованию физических условий в атмосферах звезд, изучению процесса отделения оболочек Новыми звездами и по внутреннему строению и эволюции звезд (А. Б. Северный, Э. Р. Мустель и А. Г. Масевич).

Под руководством Ю. Н. Липского с 40-х годов в лаборатории фотометрии и спектроскопии, преобразованной впоследствии в отдел физики Луны и планет, разрабатывались новые методы измерения поляризации. Эти методы применяются сотрудниками отдела к изучению деталей лунной поверхности, к солнечной короне, к изучению сумеречного и дневного неба. Проводятся спект-рополяризационные исследования лавовых полей Камчатки и других земных пород для сравнения с оптическими характеристиками лунных деталей.

С началом космических исследований в отделе физики Луны и планет под руководством Ю. Н. Липского началось изучение снимков лунной поверхности, полученных советскими и американскими автоматическими станциями. Материалы по АМС "Луна-3" были опубликованы в "Атласе обратной стороны Луны", ч. I и послужили основой для создания первого в мире Полного глобуса Луны. Впоследствии по данным ряда советских и американских автоматических станций было выпущено несколько изданий Полной карты Луны и Полного глобуса Луны, II часть "Атласа обратной стороны Луны", карта экваториальной зоны видимого полушария и фотографическая карта видимого полушария Луны. Ведутся работы по созданию единой системы планетофи-зических координат на базе отдельных каталогов опорных точек и по определению положения центра масс Луны и планет на основе данных слежения за космическими кораблями. С помощью созданного стереофотограм-метрического прибора выполняется привязка снимков Луны и планет с целью дальнейшего их использования для картографических работ.

Под руководством В. И. Мороза в ГАИШ разрабатывается аппаратура и проводятся наблюдения различных астрономических объектов в инфракрасной области спектра с высоким угловым и спектральным размещением. В результате спектральных и фотометрических наблюдений как с Земли, так и с автоматических межпланетных станций получены новые данные о составе, давлении, температуре атмосфер Марса, Венеры, Меркурия, Юпитера, Сатурна, а также о составе, температуре и рельефе поверхности Луны и Марса. Проводятся измерения потоков инфракрасного излучения от ряда пекулярных галактических и внегалактических объектов. Космологические исследования, начатые в 1937 г.

Рис. 16. Меридианный круг АПМ-4

B. Г. Фесенковым, ведутся в настоящее время А. Л. Зельмановым и его учениками. Разрабатываются основы космологической теории, учитывающей анизотропию и неоднородность Вселенной, развивается математический аппарат этой теории, пересматриваются с точки зрения современных теоретических данных классические проблемы космологии и гравитации, изучается вопрос о генерации и детектировании гравитационных волн.

Преемником Ф. А. Бредихина по изучению комет был С. В. Орлов. Он возглавил кафедру кометной астрономии МГУ, существовавшую в 1940–1953 гг.

C. В. Орлов широко известен своими исследованиями по развитию механической теории и классификации ко-метных форм. Он построил теорию форм головы комет, разработал теорию возникновения комет, как следствие взрывов при столкновениях метеоритов с астероидами. За свои работы С. В. Орлов в 1943 г. был удостоен Государственной премии.

Звездная астрономия. Одной из традиционных тем университетской астрономии является исследование переменных звезд. С 1936 г. ГАИШ приступил к выполнению большого плана изучения переменных звезд ярче 12 звездной величины в максимуме блеска. Были выполнены десятки тысяч визуальных и фотографических наблюдений большого числа переменных. Многие советские ученые принимали участие в этих исследованиях, в том числе Н. Ф. Флоря, П. П. Паренаго, М. С. Зверев. В настоящее время работами по изучению переменных звезд руководят Б. В. Кукаркин и П. Н. Холопов. В институте накоплен огромный фотографический материал, к концу 1972 г. фототека ГАИШ насчитывала около 15400 астронегативов. С 1940 г. по инициативе П. П. Паренаго и Б. В. Кукаркина ведется большая работа по составлению полной библиографической картотеки, содержащей основные данные обо всех переменных звездах. К началу 1973 г. картотека насчитывала 200 тысяч карточек.

Еще в 1946 г. Исполнительный комитет Международного Астрономического союза передал все функции по обозначению переменных звезд и публикации их каталогов отделу переменных звезд ГАИШ и сектору переменных звезд Астросовета АН СССР. Составляются и издаются имеющие широкое распространение среди специалистов всего мира справочные издания: "Общий каталог переменных звезд", третье издание которого содержит сведения о 20437 переменных звездах (1970 г.), "Дополнения" к каталогу, Каталоги звезд, заподозренных в переменности.

Помимо систематизации данных о переменных звездах в ГАИШ ведется постоянная работа по измерению блеска, изучению спектров и открытию переменных звезд. За годы советской власти в ГАИШ открыто свыше 800 новых переменных. Кроме изучения отдельных переменных звезд ведутся капитальные обобщающие исследования. Созданы программы для определения периодов изменения блеска переменных звезд с помощью ЭВМ.

Крупной темой по звездной астрономии в плане ГАИШ является изучение нашей Галактики. Эти работы начаты московскими астрономами еще в 20-х годах и отмечены именами таких ученых, как К. Ф. Огородников, Р. В. Куницкий, В. Г. Фесенков, Н. Н. Парийский, позднее сюда включились П. П. Паренаго, Б. В. Кукаркин, П. Н. Холопов, А. С. Шаров и др. С середины 30-х годов началось систематическое составление сводных каталогов различных звездных характеристик: параллаксов, собственных движений, лучевых скоростей, элементов орбит визуально-двойных, цветовых эквивалентов звезд и т. д., которые использовались для различных статистических исследований. Изучение Галактики идет по четырем основным направлениям: исследование ее структуры, кинематика и динамика звезд и звездных групп, исследование звездных скоплений и изучение поглощения света в Галактике.

Широко проводятся в институте работы по исследованию планетарных туманностей. В 1932 г. Б. А. Воронцов-Вельяминов предложил метод определения расстояний до планетарных туманностей, а в 1956 г. И. С. Шкловским были заложены основы эволюционной теории планетарных туманностей и предложен оригинальный метод построения шкалы расстояний до них. Б. А. Ворон-Цов-Вельяминов является автором нескольких каталогов планетарных туманностей. Работы по комплексному исследованию планетарных туманностей ведутся совместно с сотрудниками Абастуманской обсерватории и Астрономического института Словацкой Академии наук. Определяются абсолютные интенсивности спектральных линий, температура ядер, электронная плотность и другие параметры туманностей. Выполняется исследование планетарных туманностей и их ядер фотоэлектрическим методом в системе UBV, изучается их переменность. Кроме изучения планетарных туманностей Б. А. Воронцовым-Вельяминовым и его сотрудниками издавна ведется исследование спектров новых звезд, горячих гигантов, сверхгигантов и звезд некоторых других типов.

Изучая фотографии галактик, Б. А. Воронцов-Вельяминов обнаружил много двойных и кратных галактик непривычной формы, указывающей на взаимодействие между их компонентами. В 1959 г. были изданы составленные им Каталог и Атлас взаимодействующих галактик. Составляется и издается обширный "Морфологический каталог галактик", содержащий сведения примерно о 30 тысячах внегалактических объектов. К концу 1971 г. вышли четыре части каталога.

А. С. Шаров ведет поиск шаровых скоплений и новых звезд в широких окрестностях туманности Андромеды и исследование подсистем этих объектов.

Астрометрия. Астрометрические работы в ГАИШ развиваются в трех направлениях: определение координат и собственных движений небесных тел, изучение неравномерности вращения Земли (служба времени) и движения полюсов Земли (служба широты).

Рис. 17. Фотографическая зенитная труба АПМ-3

К концу 1938 г. в ГАИШ под руководством М. С. Зверева была детально разработана идея крупнейшей коллективной работы советских астрометристов – так называемого Каталога слабых звезд (в дальнейшем к этой работе присоединился ряд зарубежных обсерваторий). В последующие годы был составлен список звезд этого каталога, включавший 15 690 звезд. Собственные движения этих звезд фотографическим путем привязываются к практически неподвижным внегалактическим туманностям (галактикам), а для определения нуль-пунктов каталога предусмотрены наблюдения малых планет. ГАИШ активно участвует во всех этих программах наблюдений: звезд каталога, внегалактических туманностей и малых планет. Наблюдения выполняются на меридианном круге Репсольда, меридианном круге ГОМЗ, 15-дюймовом астрографе и широкоугольном астрографе. Большой вклад в фотографическую астрометрию внесли работы С. Н. Блажко и Е. Я. Бугославской.

В настоящее время работы по определению точных координат звезд и других объектов ведутся в ГАИШ под руководством В. В. Подобеда и А. П. Гуляева. Кроме Каталога слабых звезд создаются каталог звезд программ фотографических зенитных труб и каталог близ-полюсных звезд, а также определяются склонения звезд широтных программ. Проводятся определения точных координат Солнца, Луны, больших и малых планет.

В последние годы на базе телескопа АЗТ-14 высокогорной станции ГАИШ создан оптико-телевизионный "комплекс, который позволяет регистрировать далекие космические объекты до 18 звездной величины и оперативно измерять с высокой точностью их координаты.

Рис. 18. 125-см рефлектор ЗТЭ Крымской станции ГАЙШ

Работа Службы времени ГАИШ началась в 1931 г. подачей ритмических радиосигналов времени, необходимых для точного определения долгот различных пунктов геодезической сети страны, и менее точных сигналов времени через широковещательную радиосеть. Впоследствии эти функции взял на себя Комитет мер и измерительных приборов, а за Службой времени ГАИШ остались только астрономические функции. В 1964 г. произошло объединение со Службой времени ЦНИИГАиК и во главе объединенной Службы времени стал В. Э. Брандт, внедривший в Москве фотоэлектрический метод наблюдений звездных прохождений. По точности определения времени Служба времени ГАИШ вышла на одно из первых мест в мире. Определения поправок часов ведутся на пассажном фотоэлектрическом инструменте с высокой точностью. Хранение времени осуществляется с помощью двух первоклассных кварцевых часов отечественного производства. Вариация секунды в течение суток не превышает одной стомиллиардной ее доли, точнее - 5x101-12. Результаты определения поправок часов и приема радиосигналов времени регулярно передаются во Всесоюзный центр при Комитете стандартов, мер и измерительных приборов, а также в Международное бюро времени и Международную службу движения полюса. Служба времени ГАИШ занимается регулярным составлением каталогов прямых восхождений звезд по своим наблюдениям, а также принимает участие в работах по перевычислению долгот исходных астрономических пунктов служб времени Советского Союза. На основе анализа результатов астрономических наблюдений служб времени получаются данные о неравномерности вращения Земли и ее упругих свойствах.

Столь же необходимая для точных геодезических работ и очень важная для изучения движения полюсов Земли Служба широты до Великой Отечественной войны в ГАИШ представлена была лишь теоретическими работами А. Я. Орлова, который разработал метод вывода движения земного полюса из наблюдений изменяемости широты на многочисленных широтных станциях и практически применил этот метод к обработке наблюдательных данных за полстолетия (1892–1940). Регулярные наблюдения по Службе широты начаты в ГАИШ под руководством Ю. И. Продана в 1957 г. после установки большого зенит-телескопа. Позднее эти работы были продолжены на фотографической зенитной трубе. Результаты широтных наблюдений на фотографической зенитной трубе регулярно отсылаются в Центральное бюро Международной службы движения полюса (Мицузава, Япония). На зенит-телескопе после завершения 6-летнего ряда наблюдения широты поставлена задача получения склонений звезд широтных программ и звезд московской зенитной зоны. Ведущиеся теоретические работы связаны с изучением низкочастотных колебаний полюса, с построением новых моделей движения полюса, а также с разработкой оптимальных методов обработки наблюдений широты (В. В. Нестеров).

Небесная механика. Работы по небесной механике в ГАИШ велись под руководством Н. Д. Моисеева, а затем Г. Н. Дубошина. Общим для большинства работ по небесной механике в довоенное время была разработка идей Ляпунова об устойчивости движения в применении к вопросам небесной механики. Исследовалась устойчивость круговых движений в сопротивляющейся среде и создавалась аналитическая теория спутников планет (Г. Н. Дубошин). Н. Д. Моисеев предложил заменять реальную картину планетных движений осреднен-ной схемой, в правых частях дифференциальных уравнений которой возмущающая функция осредняется по быстро меняющимся угловым переменным. Особое развитие этот метод получил в применении к теории вековых и долгопериодических возмущений движения небесных тел. Новую эпоху в научной работе небесных механиков ГАИШ открыл запуск первого советского искусственного спутника Земли. В ГАИШ всегда отдавали предпочтение разработке аналитических методов, дающих решение задач прикладной небесной механики в общем виде.

Рис 19 60-см рефлектор Цейсса Крымской станции ГАИШ

Группа работников кафедры во главе с Е. П. Аксеновым (Е. А. Гребеников, В. Г. Демин и др.) рассмотрела обобщенную задачу двух неподвижных центров и положила ее в основу новой теории движения ИСЗ. Разрабатываются численно-аналитические методы вычислений возмущенных координат ИСЗ. Изучаются возмущения в движении ИСЗ от сопротивления атмосферы^ светового давления, резонансных эффектов, от несферичности Земли и притяжения внешнего тела. Составляются программы определения элементов орбит ИСЗ по фотографическим, радиотехническим и лазерным наблюдениям. Проводится обработка наблюдений ИСЗ с целью определения плотности атмосферы Земли на разных высотах.

Аналитическую теорию полетов космического корабля к Луне разработал М. С. Яров-Яровой. Им выполняется исследование движения больших планет. Проводится численное интегрирование уравнений движений по уточненным формулам с использованием высших производных от решения. Выводятся новые представления потенциала небесных тел в эллипсоидальных координатах.

Теорию движения внешних спутников планет при учете солнечных возмущений, пригодную для любых наклонов и эксцентриситетов орбит спутников, разработал А. А. Орлов. В настоящее время эта теория применяется к построению аналитической теории движения внешних спутников Юпитера.

Основы теории поступательно-вращательного движения небесных тел были заложены Г. Н. Дубошиным. Изучены важные в практическом отношении частные случаи поступательно-вращательного движения спутников. Разрабатывая неклассические задачи небесной механики, Г. Н. Дубошин рассматривает вопросы эволюции звездных систем при наиболее общих предположениях о действующих силах.

Рис. 20. 48-см рефлектор АЗТ-14 Крымской станции ГАИШ

В 1971 г. Г. Н. Дубошину, Е. П. Аксенову, Е.А. Гре-беникову и В. Г. Демину за участие в цикле работ по небесной механике присуждена Государственная премия.

Гравиметрия. В наши дни гравиметрическая съемка стала задачей специализированных производственных институтов, основной же задачей гравиметристов ГАИШ является разработка методов измерений силы тяжести и их интерпретации. Начало этим работам положено в 1933 г. Н. Д. Моисеевым, решившим задачу определения фигуры нерегуляризованной Земли по измерениям силы тяжести на земной поверхности. В настоящее время гравиметрические исследования в ГАИШ ведутся по трем- направлениям: разработка теории, методики и аппаратуры для изучения силы тяжести в движении, определение фигуры и внутреннего строения Земли и Луны по гравиметрическим измерениям, опре-: деление постоянной тяготения, массы и средней плотности Земли.

С целью получения материала для создания каталога значений силы тяжести по всей Земле сотрудники ГАИШ провели около 30 гравиметрических экспедиций в Мировой океан и Антарктику. Полученные данные используются для построения гравиметрических карт отдельных областей и вывода параметров фигуры Земли. Н. П. Грушинским выполнены работы по разложению гравитационного поля Земли в ряд по сферическим функциям. Уточнено сжатие земного эллипсоида и асимметрия северного и южного полушарий. Опробованы другие методы представления гравитационного поля, в частности в виде разложения по функциям Ламе. Построены гравиметрические карты и проведена геофизическая интерпретация для Атлантического океана (Е. Д. Корякин), Японского моря (П. А. Строев), Антарктиды (Н. П. Грушинский, Е. Д. Корякин, П. А. Строев, А. И. Фролов и др.), Австралии (Н. П. Грушинский). Разработан ряд математических методов интерпретации наблюдений, которые нашли практическое применение в гравиметрической разведке.

Работы по созданию теории и аппаратуры для морских определений силы тяжести, начатые еще Л. В. Сорокиным, продолжаются под руководством В. Л. Пантелеева. При разработке теории используются методы теории автоматического регулирования, методы оптимальных фильтров и др. Созданы автоматические морские гравиметры, с помощью которых проводятся непрерывные измерения силы тяжести во время хода корабля. Два таких гравиметра установлены на экспедиционном корабле МГУ "Московский университет".

Рис. 21. Широкоугольный 40-см астрограф Цейсса
Крымской станции ГАИШ

Разрабатывается теория и аппаратура для нового определения постоянной тяготения, массы и средней плотности Земли (М. У. Сагитов).

На основании изучения рельефа Луны, гипотез о ее внутреннем строении и данных искусственных спутников Луны уточнена схема гравитационного поля и фигуры Луны.

История астрономии. Московские астрономы всегда участвовали в разработке и популяризации истории астрономии. Создавались библиографические очерки о наиболее выдающихся деятелях астрономии, публиковались работы по истории развития отдельных отраслей астрономии и по истории астрономии в МГУ, создавалась библиография по основным разделам астрономии. В настоящее время ГАИШ в лице П. Г. Куликовского участвует в подготовке создания международной монографии по истории астрономии.

Таковы основные направления и результаты научно-исследовательских работ, выполняемых в ГАИШ. Более подробно с этим можно ознакомиться в статьях, опубликованных в 41 томе Трудов ГАИШ (1969 г.).

НАУЧНО-ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГАИШ

Для решения важных научно-организационных вопросов, таких, как утверждение планов и подведение итогов научной работы института, учрежден Ученый совет ГЛИШ. В его состав входят руководящие сотрудники ГАИШ и ведущие астрономы из других учреждений Москвы. Ученый совет ГАИШ имеет право присуждения кандидатских степеней и право проведения защит докторских диссертаций с последующим утверждением непосредственно ВАК. Ежегодно на заседаниях Ученого совета проходят защиту около пяти докторских и 15-20 кандидатских диссертаций.

ГАИШ располагает очень богатой специальной астрономической библиотекой, начало которой было положено Московской университетской обсерваторией. В настоящее время она является филиалом фундаментальной библиотеки им. А. М. Горького Московского университета. Хранилище библиотеки содержит свыше 100 тыс. библиотечных единиц, включающих старинные книги, комплекты астрономических журналов XIX и XX столетия, комплекты изданий русских и зарубежных обсерваторий, а также многочисленные монографии, книги, учебники по астрономии, физике, математике. Библиотека ГАИШ является самой полной из астрономических библиотек в СССР, особенно в части изданий XIX и начала XX столетия. Библиотека обслуживает главным образом студентов МГУ и профессионалов-астрономов как москвичей, так и приезжих.

Специальная фотолаборатория, которая обслуживает все отделы института, ведет обработку текущих и экспедиционных материалов, систематически проводит исследование фотоматериалов и изыскивает наилучшие способы их обработки.

В институте имеется вычислительная лаборатория, где установлены две электронные вычислительные машины "БЭСМ-4" и "Наири-2".

Рост научных кадров и темпов научной работы вызвал необходимость расширения механических мастерских ГАИШ. В настоящее время мастерские располагают помещениями на Красной Пресне и Ленинских горах, в Кучино, на Крымской и на высокогорной Алма-Атинской станциях. При мастерских работает конструкторское бюро.

В лабораториях и библиотеке ГАИШ работает немало приезжих астрономов, в том числе зарубежных. Только в 1972 г. институт посетили 78 иностранных ученых с целью установления научных связей, для чтения научных докладов и для ознакомления с ГАИШ как с астрономическим центром. ГАИШ ведет совместные работы с Астрономическим институтом Чехословацкой Академии наук и Астрономическим институтом Словацкой Академии наук, с Медонской обсерваторией (Франция), с Будапештским, Варшавским, Софийским университетами, участвует в совместных исследованиях, проводимых по плану совета "Интеркосмос" АН СССР. Многие ученые ГАИШ являются членами Международного Астрономического союза (MAC).

Сотрудники ГАИШ ведут большую научно-популяризаторскую работу, издают научно-популярные книги и брошюры, широко участвуют в работе научно-популярных журналов, ежегодно читают свыше ста научных и научно-популярных лекций о последних достижениях в области, астрономии и космических исследований, выступают по радио и телевидению, проводят экскурсии, оказывают консультации работникам различных учреждений, отвечают на многочисленные письма любителей астрономии СССР и зарубежных стран.

Конференц-зал ГАИШ на Ленинских горах является излюбленным местом для различных совещаний, симпозиумов и конференций, организуемых в Москве университетом, Астросоветом АН СССР, ВАГО и т. п. Регулярно там собирается общемосковский астрофизический семинар.

42

Рис. 22. 50-см менисковый телескоп АЗТ-1

ОПИСАНИЕ ИНСТРУМЕНТОВ ИНСТИТУТА

Деятельность Государственного астрономического института им. П. К. Штернберга сосредоточена в настоящее время в пяти пунктах: в старой Краснопресненской обсерватории, в новой обсерватории на Ленинских горах, в Кучинской астрофизической обсерватории, на Крымской станции и в высокогорной станции под Алма-Атой.

Обсерватория на Красной Пресне (l=2h30m17s в. д., ф = 55с45'.3 с. ш.). Главное двухэтажное здание обсерватории увенчано куполом башни 15-дюймового двойного астрографа. В подвальном этаже здания находятся основной опорный гравиметрический пункт СССР, гравиметрическая лаборатория и механические мастерские. В отдельном павильоне установлен меридианный круг Репсольда.

15-дюймовый астрограф имеет диаметр фотографического объектива 381 мм, фокусное расстояние 640 см, диаметр визуального объектива 381 мм, фокусное расстояние объектива 660 см, формат пластинок 20X20 см, чему соответствует поле 1њ,5Х1њ,5. Инструмент служит в настоящее время для фотографирования в крупном масштабе окрестностей внегалактических туманностей и звездных скоплений.

Меридианный круг Репсольда имеет объектив диаметром 148 мм, фокусное расстояние 200 см, разделенные круги диаметром 998 мм. В настоящее время инструмент модернизируется для постановки абсолютных наблюдений.

Обсерватория на Ленинских горах (^=2h30m10s.681 в. д., ф = 55041'59".5 с. ш.). В главном здании обсерватории расположены учебные и научные лаборатории, учебные аудитории, вычислительная лаборатория, фотолаборатория, библиотека, механические мастерские, конференц-зал и административные помещения. Под зданием на глубине 20 метров находится часовой подвал, а на глубине 10 метров – гравиметрический подвал.

Над главным зданием института возвышаются четыре башни, в которых расположены следующие инструменты:

В северной башне находится визуальный 5-дюймовый рефрактор АВР-3 (объектив диаметром D=125 мм, фокусное расстояние 1=190 см).

В северо-восточной башне установлен 8-дюймовый визуальный рефрактор АВР-1 (D= 200 мм, f=300 см). Оба рефрактора используются преимущественно как учебные инструменты.

В юго-западной башне установлен максутовский телескоп АЗТ-6. Он имеет мениск диаметром 250 мм, зеркало диаметром 300 мм и фокусное расстояние 95.2 см. Поле зрения 5њ.4. К телескопу имеются две объективные призмы с преломляющим углом 6е и 20њ, обратная дисперсия у Hv 450 и 120 А/мм. На телескопе в настоящее время фотографируются звездные скопления и проводится учебная практика.

В южной башне расположен целостат вертикального солнечного телескопа АТБ-1. Нижняя часть телескопа находится в цокольном этаже здания. Оптика телескопа помещается в железобетонном цилиндре, проходящем сквозь все здание. Главное и дополнительные зеркала целостата имеют диаметр 440 мм. На 5 метров ниже дополнительного зеркала находится объектив диаметром 300 мм и фокусным расстоянием 1482 см, дающий изображение Солнца у дна башни. Объектив может быть заменен сферическим зеркалом (D = 300mm, f= 1510см), которое в комбинации с кассегреновским зеркалом дает эквивалентный фокус 1905 см. Идущий сверху пучок лучей недалеко от уровня пола лаборатории перехватывается наклонным диагональным зеркалом и направляется горизонтально на щель спектрографа.

Спектрограф имеет набор плоских решеток размером 15X15 см с числом штрихов 200, 300 и 600 на 1 мм. Зеркало коллиматора D=230 mm, f=997 см, зеркало камеры D = 300 мм и f=997 см. Рабочая область спектра от 3000 до 48 000 А, обратная дисперсия от 0.6 до 5 А/мм. Спектр Солнца может быть зарегистрирован фотографическим или фотоэлектрическим путем.

К югу от главного здания находится павильон горизонтального солнечного телескопа спектрогелиоскопа-спектрогелиографа АСП-10. В специальной пристройке под откатывающейся крышей находятся целостат и вспомогательное зеркало (D = 225 мм), направляющие световой пучок на объектив (D=140 мм, f=535 см), который строит изображение Солнца на щели спектрогелиоскопа. Зеркала коллиматора и камеры имеют D = 130mm, f=400 см. Дифракционная решетка (60X50 мм, 600 штрихов на 1 мм) дает обратную дисперсию 4 А/мм.

Рефрактор-кудэ на солнечном затмении, 1968 г.

В том же павильоне установлен спектрограф ДФС-2 с вогнутой решеткой. Инструмент в настоящее время используется для учебных целей.

К западу йт главного зданий расположены две большие башни. В одной из них установлен 30-см рефрактор Цейсса с фокусным расстоянием 450 см. Он используется для наблюдений визуально-двойных звезд с помощью поляризационного микрометра МП-1.

В другой башне находится самый крупный инструмент Московской обсерватории ГАИШ – рефлектор ЛЗТ-2 с параболическим зеркалом диаметром 700 мм и фокусным расстоянием 311 см (светосила 1 :4.5). Поле зрения 40' (6X6 см). Для работы в ньютоновском фокусе имеется круглое диагональное зеркало диаметром 250 мм. Для кассегреновского фокуса (f=1050 см) служит выпуклое гиперболическое зеркало диаметром 215 мм, поле зрения 40' (13X13 см). К инструменту предусмотрены три спектрографа: двупризменный щелевой АСП-5, однопризменный АСП-6 и однопризменный бесщелевой АСП-8. Телескоп АЗТ-2 используется для прямого фотографирования в кассегреновском фокусе переменных звезд и звездных скоплений, а также для фотометрических и поляриметрических наблюдений планет с помощью электрополяриметра.

К северо-востоку от башни АЗТ-2 находится павильон широкоугольного астрометрического астрографа АФР-1. Астрограф имеет четырехлинзовый объектив диаметром 230 мм с фокусным расстоянием 230 см. На фотопластинке 24X24 см получается область 6њХ6њ. На инструменте ведется фотографирование внегалактических туманностей, больших и малых планет и Луны на фоне звезд.

К северу от павильона АФР-1 расположен квадратный павильон с раздвигающейся крышей для зенит-телескопа АПМ-2. Диаметр его объектива равен 180 мм, фокусное расстояние f=236 см. Этот телескоп отличается большим рабочим полем зрения (до 1њ.5) и возможностью фотографически регистрировать отсчеты микрометра и уровней. Цена деления окулярного микрометра 21".8. Инструмент используется для определения координат звезд широтных программ дифференциальным методом и разности склонений шкальных пар, а также для изучения изменений широты.

К северо-западу от главного здания расположен павильон, где установлены два пассажных инструмента АПМ-10 (D=100 mm, f= 100 см). Они используются для определения Поправок часов Службы времени. Прохождение звезд регистрируется фотоэлектрическим методом.

Между павильонами зенит-телескопа и пассажных инструментов находится большой павильон меридианного круга АПМ-4, диаметр его объектива равен 180 мм, а фокусное расстояние 250 см. Круги диаметром 800 мм разделены через 5'. Имеются два коллиматора в меридиане и два коллиматора в первом вертикале (D=100 mm, f=178 см), вертикальный коллиматор (D = 80mm, f = 178 см), два ртутно-кварцевых горизонта в меридиане и ртутный горизонт в надире. Две миры в меридиане, установленные в отдельных башенках к югу и северу от павильона, имеют D = 200 мм и { = 82.5 м. На инструменте ведутся наблюдения по программам каталога широтных звезд и каталога близполюсных звезд, определения склонений звезд совместно с зенит-телескопом, а также дневные наблюдения Солнца, Меркурия и Венеры.

Наконец, к юго-западу от основной группы павильонов находится павильон с фотографической зенитной трубой АПМ-3 (D = 250 mm, f=400 см) с полной автоматизацией наблюдений. На этом инструменте производятся совместные определения изменений широты и поправок часов.

Кучинская астрофизическая обсерватория. Основным инструментом обсерватории является солнечный горизонтальный телескоп. Целостат и вспомогательное зеркало телескопа (D = 300 мм) направляют световой пучок на сферическое зеркало (D = 300 mm, f = 1500 см), которое строит изображение на щели автоколлимационного спектрографа (диаметр объектива D = 100 мм, f=499 см). Дифракционная решетка 120x60 мм имеет 600 штрихов на 1 мм и дает в спектре первого порядка обратную дисперсию 3,2 А/мм. Инструмент используется для фотоэлектрической записи видимой части спектра Солнца.

Рис. 24. 48-см рефлектор АЗТ-14 Алма-Атинской
станции ГАИШ

На обсерватории имеется также максутовский менисковый телескоп (D = 200 мм, кассегреновский фокус 1 = 200 см), на котором ведутся фотоэлектрические наблюдения метеоров.

Крымская станция ГАИШ (J\,=246m06s в. д., ф= - 44њ43'.7 с.ш.). Самым крупным инструментом станции является 125-см рефлектор ЗТЭ. Телескоп работает п трех оптических системах: первичного фокуса (f=500cM, светосила 1:4, поле зрения 40'), Ньютона (f=500 см, светосила 1 :4, поле зрения 40', диаметр плоского зеркала 420 мм) и Кассегрена ({=2125 см, светосила 1 : 17, поле зрения 28', диаметр гиперболического зеркала 310 мм, f = 145.8 см). Имеются три спектрографа: инфракрасный с ЭОП до 10 000 А (обратная дисперсия на сменных решетках 25 и 64 А/мм у Н"); спектрограф для видимой области (200 и 150 А/мм); ультрафиолетовый с кварцевой призмой, спектральная область 3000-6000 А, обратная дисперсия 300 А/мм у Hv. На ЗТЭ ведутся следующие работы: наблюдения для изучения морфологии галактик, спектральные исследования пекулярных галактик, классификация спектров сверхновых, фотоэлектрическая фотометрия галактик, инфракрасная спектроскопия планет, измерение скоростей в газовых туманностях с интерферометром Фабри-Перо, получение спектров неправильных и молодых переменных звезд, а также спектров новых звезд.

Параллельно павильону ЗТЭ расположена башня с рефлектором Цейсса. Главное параболическое зеркало D = 600 mm, f=240 см, гиперболическое зеркало Кассегрена D = 183 мм, эквивалентный фокус 750 см. На инструменте с помощью специально .созданного фотометра, работающего в системе UBV с автоматическим счетом фотонов, ведутся наблюдения переменности ядер сейфертовских галактик, переменных звезд и ядер планетарных туманностей. Инструмент используется также для узкополосной фотометрии звезд с интерференционными клиньями в области 4000-8500 А.

К северо-западу от рефлектора Цейсса находится башня с рефлектором АЗТ-14, работающим в системе Кассегрена. Диаметр главного зеркала 480 мм, фокусное расстояние 216 см, диаметр гиперболического зеркала 133 мм, эквивалентный фокус системы 771.5 см, относительное отверстие 1 : 16, поле зрения 27'. На инструменте ведутся спектрофотометрические наблюдения звезд при помощи спектрофотометра с вогнутой решеткой, устроенного по схеме Сейа – Намиока (3100-7600 А, 30 А/мм), а также фотометрия звезд с узкополосными интерференционными клиньями в области 4000-8500 А.

К юго-востоку от ЗТЭ расположены две башни, в которых установлены 40-см астрограф и 50-см менисковый телескоп.

Широкоугольный светосильный 40-см астрограф Цейсса на ломаной колонне с четырехлинзовым объективом (D=400 мм, f=160 см, поле зрения 10њХ 10њ на пластинках 30X30 см) служит для систематического фотографирования звездных полей, переменных звезд и для службы сверхновых звезд.

Менисковый телескоп АЗТ-5 имеет диаметр мениска 500 мм, диаметр сферического зеркала 700 мм, фокусное расстояние 200 см. Поле зрения на пластинке 16X16 см составляет 4њ.5Х4њ.5. Перед фотографической пластинкой находится полеспрямляющая линза. Светосила телескопа 1 : 4. Две объективные призмы имеют преломляющий угол 7њ30' и 3њ45' (300 и 400 А/мм у Hv). На инструменте фотографируются спектры планетарных туманностей.

На территории станции расположен двухэтажный лабораторный корпус, где установлены блинк-компаратор Цейсса для изучения переменных звезд, микрофотометр МФ-4 с переводом в интенсивности и ряд других приборов. Тут же находится фотолаборатория.

Высокогорная Алма-Атинская станция ГАИШ.Местом работы станции служит пастбищная площадка ("Джейляу") в районе Большого Алма-Атинского озера в 50 км от г. Алма-Аты, на высоте 3000 м над уровнем моря.

Павильон с горизонтальным солнечным телескопом расположен вдоль меридиана. Целостат и вспомогательное зеркало (D=220 мм) направляют световой пучок на сферическое зеркало (D = 300 mm, f= 1500см), которое строит изображение на щели автоколлимационного спектрографа ДФС-3, имеющего фотоэлектрическую запись спектра. Диаметр зеркала спектрографа 390 мм, фокусное расстояние 400 см, решетка 120X60 мм, 600 и 1200 штрихов на t мм, обратная дисперсия соответственно 4 и 2 А/мм. На этом инструменте ведется фотоэлектрическое исследование спектров пятен, факелов и фотографирование спектров протуберанцев.

К востоку от солнечного телескопа находится павильон с рефрактором-кудэ фирмы "Оптон". Диаметр объектива 150 мм, фокусное расстояние 225 см. Возможны наблюдения в верхнем или нижнем фокусе. В верхнем фокусе используется Н"-монохроматор для наблюдений объектов в хромосфере и фотосфере Солнца с большими доплеровскими скоростями. Полоса пропускания интерференционно-поляризационного фильтра 0.25-0.5 А, поворотом оптических элементов она может смещаться на 16 А, что дает возможность изучать контуры линий. На этом инструменте установлены также интерференционно-поляризационные фильтры в линиях Н и К Call для наблюдений протуберанцев.

К югу от солнечных павильонов в круглой башне установлен рефлектор АЗТ-14, аналогичный крымскому телескопу, на котором ведутся спектрофотометрические наблюдения звезд при помощи спектрофотометра с вогнутой решеткой, устроенного также по схеме Сейа – Намиока (3100-7600 А, 30 А/мм), фотометрические наблюдения переменных звезд в системе UBV, телевизионная фотометрия звезд, шаровых скоплений и слабых переменных объектов, UBV – фотометрия ярких звезд, а также высокоточные определения координат небесных объектов со специальной телевизионной установкой.

На площадке станции установлены также сверхсветосильный (1:0.7) небулярный спектрограф, внезатмен-ный коронограф Лио (D = 184 mm, f=300 см, спектрограф с рабочим диапазоном 0.3-1 мкм и обратной дисперсией 8 А/мм) и бесщелевой рефлектор-спектрограф АСИ-5. Диаметр главного параболического зеркала АСИ-5 250 мм, фокусное расстояние 75 см. Конфокальное с ним малое выпуклое параболическое зеркало (D = =40 мм, f=12 см) посылает параллельный пучок через отверстие в главном зеркале на кварцевую призму Корню с преломляющим углом 60њ. За призмой стоит камера с кварцевым объективом (D = 46 mm, f = 28 см). Обратная дисперсия 17 А/мм у Н7 и 450 А/мм у На.

В ближайшее десятилетие планируется создание еще одной наблюдательной базы в высокогорном районе Средней Азии, где предполагается установить 1,5-метровый рефлектор АЗТ-22 системы Ричи-Кретьена.

Публикации с ключевыми словами: ГАИШ - история астрономии
Публикации со словами: ГАИШ - история астрономии
См. также:
Все публикации на ту же тему >>

Оценка: 2.6 [голосов: 93]
 
О рейтинге
Версия для печати Распечатать

Астрометрия - Астрономические инструменты - Астрономическое образование - Астрофизика - История астрономии - Космонавтика, исследование космоса - Любительская астрономия - Планеты и Солнечная система - Солнце


Астронет | Научная сеть | ГАИШ МГУ | Поиск по МГУ | О проекте | Авторам

Комментарии, вопросы? Пишите: info@astronet.ru или сюда

Rambler's Top100 Яндекс цитирования